НОВОСИБИРСК в фотозагадках. Краеведческий форум - история Новосибирска, его настоящее и будущее

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Будагов Григорий Моисеевич

Сообщений 1 страница 32 из 32

1

.

увеличить

0

2

В 2002 году исполнилось 150 лет со дня рождения одного из основателей нашего города Григория Моисеевича Будагова.

Он родился в 1852 году в городе на Неве. Окончил с серебряной медалью гимназию, потом поступил в Санкт-Петербургский институт путей сообщения. Деятельность его как инженера началась при изысканиях железнодорожной линии на участке Сызрань-Самара. Был инспектором на постройке моста через Волгу, помощником начальника работ на строительстве моста через Днестр, начальником участка на строительстве железной дороги Уфа-Златоуст. Здесь он сдружился с Н.Г.Гариным-Михайловским. Затем в течение четырех лет Г.М.Будагов - производитель работ на постройке моста через Обь у села Кривощёково. В 1896-1899 гг. он являлся помощником начальника строительства Средне-Сибирской железной дороги.

О роли и вкладе первой интеллигенции в становление города Новосибирска в годы Советской власти как-то не принято было говорить. Постепенно, стараниями некоторых неравнодушных историков, краеведов-любителей, где-то в конце 70-х - начале 80-х начали появляться в литературе и периодике новые имена зачинателей города: ученого-мостостроителя Н.А.Белелюбского, инженеров Н.П.Меженинова, Г.М.Будагова , Н.М.Тихомирова, В.А.Линка, В.И.Роецкого, священника В.А.Посельского, врача М.П.Востокова и других. Хочется, в частности, сказать слова особой благодарности новосибирскому историку, уже ушедшей от нас Светлане Владимировне Семеновой, долгие годы подвижнически занимавшейся поиском редких документов, подлинных свидетельств жизни и деятельности представителей первой интеллигенции города на Оби. Вот что она говорила в интервью газете «Вечерний Новосибирск»:
- Всем нам, я думаю, стоит хоть на минуту задуматься, что первопроходцы сделали для нас. Они действительно служили Отечеству! Если рабочий мог подойти и сказать: «Барин, давай расчет! Далеко от дома ушли, возвращаемся!» и, как говорится, податься восвояси, то инженер - ни один! - не имел права уйти... Жизнь в Сибири была очень тяжелой, и если рабочие тысячами приезжали, но тысячами и уезжали, то из восьмидесяти пяти инженеров-путейцев одна треть не выдержала нагрузки: многие сошли с ума, все потеряли здоровье. По полгода зимой жили в вагончиках, а ведь почти все они прибыли, что называется, из светских салонов, везли с собой книги, пианино. Приехав, первым делом бережно перенесли из полосы отчуждения церковь... Инженеры-строители были людьми высокой культуры.

В 1892 году государственная комиссия окончательно утвердила направление Западно-Сибирской железнодорожной магистрали - от Челябинска на Омск, с последующим переходом Оби у села Кривощёково. В этом же году приступили к постройке данного участка.
30 апреля 1893 года конный поезд инженера Г.М.Будагова прибыл из Колывани. Ответственные задачи сооружения важного объекта сразу же потребовали от инженера Будагова концентрации всех сил. Общественные постройки и дома в поселке Кривощёково были «оккупированы» для нужд строительства, переоборудованы или приспособлены под конторы и временные жилища прибывающих на строительство работников. Не теряя времени, Будагов строил жилье и на правом берегу Оби, и за Каменкой, куда переносил большие дома, купленные в окрестных деревнях. Нанимая рабочих, создавал участки управления строительством подъездных дорог, пристаней, карьерного хозяйства, складских площадок и построек. Одновременно начались работы по подготовке территории для устоев моста, хотя на тот момент рабочие чертежи еще были не готовы и стоимость работ не определена. Ускоренно велись вскрышные работы и забойка уступов карьеров в Каменке и Буграх, сооружалась насыпь для рельсовой «конки», от карьера в Буграх до мостового устоя.
20 июня 1894 года были срочно затребованы чертежи каменных опор моста. И вскоре состоялась торжественная закладка моста: это поистине историческое событие происходило при большом стечении народа, в присутствии рабочих-строителей и жителей Кривощековского поселка. Начальник работ Средне-Сибирского участка инженер Н.И.Меженинов, руководитель строительства Г.М.Будагов, томский губернатор, представители Министерства путей сообщения и Комитета по строительству Сибирской железной дороги положили первые камни в опору моста.
К концу 1894 года на Западно-Сибирском участке железной дороги от Омска до ст. Кривощёково (ныне Новосибирск-Западный) было закончено земляное полотно, началась балластировка пути и укладка рельсов. А к январю 1895 года завершены изыскания и уточнен проект отдельных участков магистральной линии от Омска до Оби и от Оби до Красноярска.

Поселок на правом берегу быстро рос, появлялись все новые избушки строителей. Особенно активное и подчас хаотичное строительство жилья велось в двух новых поселках - у будущего вокзала и речки Каменки. Здесь Управление строительства не успевало следить за порядком застройки. За год «слепили» до 500 бараков, халуп, полуземлянок, так называемых «балагашек». По указанию инженера, для закрепления прибывающих рабочих в Закаменском районе ускоренными темпами строили общежития и усадебные дома с хозяйственными постройками. В 1896 году здесь уже возникло более 20 кварталов.
Приезжали торговые люди, устраивали лавки, магазины. Быстро развивалась торговля водкой, поглощавшая почти все деньги, заработанные рабочими, начались кражи и убийства. Наблюдая нежелательную картину пьяного разгула, инженер Будагов задался целью организовать культурно-просветительскую работу среди рабочих строителей. В первую очередь он считал - необходимо открыть школу. Но ни железнодорожная администрация, ни управление Алтайского горного округа, на земле которого строился поселок, не принимали мер к открытию школы. Весь груз забот и ответственности инженер Будагов вместе с единомышленниками взял на себя. Первая школа находилась около речки Каменки, в самом начале нынешней Большевистской улицы, старожилы ее так и называли Будаговской.
На содержание школы были собраны средства среди рабочих и служащих, охотно откликнувшихся на призыв инженера, значительную же часть их дал из своих сбережений сам Григорий Моисеевич.  Днем в школе обучались ребятишки, а вечером - взрослые. Инженер являлся попечителем школы и заботился о ней все время, пока не окончилось строительство и его не перевели на новый участок работы. По примеру Будагова в 1896 году на ст. Обь на частные средства также открыли школу.
31 мая 1897 года после испытаний с нагрузкой в четыре паровоза мост через Обь торжественно открыли.

После Октябрьской революции 1917 года Г.М.Будагов продолжил свою профессиональную деятельность, его богатый опыт и знания оказались востребованы. Кстати, Георгий Моисеевич, уже будучи действительным статским советником, в 1911 году вновь посетил Новониколаевск, когда ему поручили возглавить строительство Алтайской железной дороги. Позднее он работал в техническом комитете Народного комиссариата путей сообщения, был членом ВСНХ. Скончался известный инженер-просветитель в Петрограде в 1921 году. По стопам отца, став мостовиком-строителем, пошел сын Григорий Григорьевич Будагов. Однако судьба и карьера его сложились не так успешно, наступили суровые времена, Г.Г.Будагов был дважды репрессирован и... сослан в Сибирь. Так что город на Оби и красавец-мост, построенный отцом, довелось ему увидеть сквозь решетку тюремного вагона. Позднее Григорий Григорьевич, в переписке и при личных встречах с сибирскими историками, поделился своими воспоминаниями об отце, передал фотографии и копии документов, относящиеся ко времени пребывания Г.М.Будагова в наших краях...

Талантливый инженер, ведавший огромным по тем временам строительством, Григорий Моисеевич Будагов был популярнейшей личностью в поселке. Незаметно, без официальных решений, улица Трактовая стала именоваться Будаговской, так как располагалась она возле моста, который он строил, здесь же находилась организованная инженером школа. Тщетно сегодня искать такую улицу на карте города. Прошло время, и мы, «благодарные потомки», переименовали Будаговскую в Большевистскую. Переименовали много улиц... Но справедливо ли это по отношению к памяти человека, столь много сделавшего для города?

0

3

Григорий Моисеевич Будагов - известный инженер путей сообщения, мостостроитель - родился 2 января 1852 г. в Санкт-Петербурге, армяно-григорианского вероисповедания, сын титулярного советника. Окончив с серебряной медалью гимназию, поступил в Институт инженеров путей сообщения императора Александра I, в котором прошел "полный курс наук", получил звание гражданского инженера "с правом производства строительных работ и правом на чин коллежского секретаря при вступлении в государственную службу". По окончании института в 1874 г. приказом по Министерству путей сообщения (МПС) с 28 июня того же года был "определен" в распоряжение МПС на сверхштатную должность инженера "без содержания" и направлен в Общество Оренбургской железной дороги.
  Первоклассное образование, необыкновенная целеустремленность в сочетании с обостренным чувством ответственности и трудолюбием, личное обаяние стали залогом успешной служебной карьеры Г. М. Будагова. Начало его инженерной деятельности пришлось на время, когда в мировой практике мостостроения обозначился переход к сооружению больших мостов с металлическими пролетными конструкциями, а Россия переживала бум железнодорожного строительства. Важную роль в формировании профессионального опыта Г. М. Будагова сыграли достижения инженерной мысли и непосредственное влияние Н. А. Белелюбского (1845-1922 гг.) - ученого с мировым именем, неформального главы отечественного мостостроения в последней четверти XIX - начала XX в., внесшего огромный вклад в разработку теории строительной механики, механических и физических свойств строительных материалов, первым применившего в строительстве мостов литое железо. Творческие пути этих замечательных людей соприкасались на протяжении всей их жизни. Г. М. Будагову довелось слушать курс лекций профессора Н. А. Белелюбского во время обучения в институте, а затем участвовать в реализации многих его проектов - мосты на Криворогской (впоследствии Екатерининской и Баскунчакской железных дорогах), Сибирской и др. линиях, применять неустанно пропагандировавшиеся Н. А. Белелюбским новые строительные материалы: литое железо, железобетон, отечественный цемент [3].
   "Формулярный список о службе статского советника инженера путей сообщения Будагова по 1893 г." свидетельствует о его причастности к сооружению важнейших железнодорожных магистралей и больших мостов на территории Российской империи конца XIX - начала XX в. С 5 марта 1877 г., он назначен помощником инспектора по строительству Волжского моста на Оренбургской железной дороге, а в 1881 г. в чине коллежского асессора откомандирован во Временное управление по постройке Криворожской линии штатным инженером 8 класса. "За отлично-усердную службу и особые труды" по сооружению Екатерининской железной дороги и Екатеринославского, через Днепр, моста Г. М. Будагов удостоился Ордена Святого Владимира 4-й степени. В 1886 г., будучи уже мужем и отцом (9 сентября 1884 г. родился сын Владимир), он получил назначение в Технический отдел Управления по постройке Гомель-Брянской железной дороги. Затем был откомандирован в распоряжение начальника работ по сооружению Самаро-Уфимской линии для окончательных изысканий, составления проектов на участке Уфа - Златоуст в качестве штатного инженера 7 класса на должность начальника участка. 31 октября 1890 г. по представлению министра путей сообщения "об отлично-усердной службе и особых трудах" Г. М. Будагову пожалован Орден Святого Станислава 2-й степени, а несколько ранее (6 октября 1888 г.) указом правительствующего Сената по департаменту Герольдии он произведен за выслугу лет в коллежские советники. Согласно приказу по МПС от 27 января 1891 г., Г. М. Будагов являлся штатным инженером 6 класса и занимал должность помощника начальника работ по сооружению Джанкой-Феодосийской железной дороги.
  К этому времени на первый план выдвинулись вопросы железнодорожного строительства за Уралом. 10 декабря 1892 г. царь утвердил очередность работ по сооружению Великой Сибирской железнодорожной магистрали примерной протяженностью около 7,1 тыс. верст. В связи с постройкой Уссурийского участка дороги Г. М. Будагов с 15 октября 1891 г. назначается уполномоченным в Санкт-Петербурге начальника работ по сооружению этого участка с оставлением по МПС штатным инженером 6 класса. С 24 мая 1893 г. он прикомандировывается к Управлению казенных железных дорог, а с 8 октября того же года направляется в распоряжение контрагента по постройке больших мостов на Западно-Сибирской железной дороге.
   Статскому советнику (с 1892 г.) инженеру Г. М. Будагову предстояло в качестве производителя работ (главного инженера) возглавить сооружение железнодорожного моста через р. Обь в районе с. Кривощёково, утверждённого к строительству 27 февраля 1893 г. По данным на 1 октября 1893 г., подготовка к возведению объекта шла полным ходом. Были "организован" личный состав инженеров и техников, сданы подрядчикам работы по сборке, клепке кессонов и ферм, по погружению в воду кессонов и каменных опор, заготовлен строительный камень, уложен железнодорожный путь от места стройки до р. Оби, ожидались поставки 350 тыс. пудов железа с Воткинского и рельсов с Тагильского заводов.
  По окончании подготовительных операций с 1 июля 1894 г. началось устройство каменных опор. Торжественная же закладка моста состоялась 20 июля того же года. 31 марта 1897 г. мост открылся для регулярного движения, связав воедино Западносибирскую и Среднесибирскую линии. Возведенный по проекту инженеров Н. А. Белелюбского и Н. Б. Богуславского мост отличался оригинальностью как один из первых в России мостов, пролеты которого перекрывались конструкциями консольно-балочного типа (сист. Гербера). Его опоры из местного камня покоились на гранитном скальном основании. Когда обозначились контуры моста, и был создан задел для успешного окончания стройки, Г. М. Будагов по приказу МПС от 20 июля 1895 г. назначается младшим, а затем старшим помощником и заместителем начальника работ, по постройке Среднесибирской железной дороги Н. П. Меженинова.
   1 января 1899 г. Среднесибирская линия вступила в строй действующих, в связи с чем предстояли сокращение штатов и новые назначения по службе. Относительно Г. М. Будагова Н. П. Меженинов в рапорте от 7 апреля 1899 г. писал в Управление по сооружению Сибирской железной дороги: "В виду окончания работ вверенной мне Средне-Сибирской железной дороги и передачи таковой в ведение эксплуатации, а также стремясь к сокращению расходов по содержанию администрации, я нахожу возможным в настоящее время сократить одну из должностей моих помощников, а потому имею честь покорнейше просить об освобождении от занимаемой должности помощника и заместителя моего статского советника инженера п[утей] с[ообщения] Григория Моисеевича Будагова с 1 мая с.г. и об утверждении моим заместителем коллежского советника инженера п[утей] с[ообщения] Леонида Михайловича Бошняка" . По просьбе Г. М. Будагова он был оставлен до 1 июля 1899 г., а потом на основании рапорта Н. П. Меженинова уволен. За успехи в строительстве Сибирской железной дороги Григорий Моисеевич удостоился Ордена Святой Анны 2-ой степени.
  В ходе сооружения дороги Г. М. Будагову приходилось заниматься, наряду с производственными, и социальными проблемами, от решения которых зависела стабильность кадров железнодорожников. Одной и самых актуальных из них являлось строительство начальных школ для детей рабочих и служащих. В связи с оттоком мастеровых из-за отсутствия школ и прошением "проживающих" на ст. Обь от 19 января 1896 г. в адрес министра путей сообщения об отводе постоянного помещения для начальной школы, открытой на добровольные пожертвования в январе 1896 г. и размещенной временно в одном из жилых домов, не вмещающем всех детей школьного возраста, Г. М. Будагов поднял вопрос о строительстве для школы "особого здания".
   Усилиями Управления по сооружению Сибирской железной дороги к сентябрю 1897 г. на станции было возведено современное двухэтажное деревянное здание начальной школы стоимостью 7,8 тыс. руб. с ежегодным казенным финансированием на ее содержание. В последующие годы по образцу этой школы при участии Г. М. Будагова появились школы - молитвенные дома и на других станциях Среднесибирской магистрали. В память об инженере Будагове жители Новониколаевска (Новосибирска), выросшего из поселка строителей при ст. Обь, назвали одну из улицу города "Будаговской" (ныне ул. Большевистская). Исполнив свой долг, Григорий Моисеевич покидал Сибирь вместе с Верой Михайловной Алперс - дочерью коллежского регистратора, с которой состоял в браке с 1897 г. Приказом МПС от 26 октября 1899 г. Г. М. Будагов в чине действительного статского советника зачислялся по МПС с увольнением на три года в Общество Московско-Казанской железной дороги главным инженером по постройке новых линий названного общества.

   Через несколько лет Г. М. Будагову суждено было вернуться в Сибирь. Его талант, богатый опыт железнодорожного строительства востребовались в связи с модернизацией Сибирской железной дороги. Как известно, при первоначальном сооружении магистрали предполагалось ограничить движение тремя парами поездов в сутки. В 1902 г. первоначальный проект провозной способности оказался перекрытым в три раза. При этом особой сложностью отличались горные участки между Ачинском и ст. Иннокентьевской. В годы Русско-японской войны возникла острая необходимость увеличения пропускной способности до 23-24 пар поездов и стал вопрос о сооружении второго пути на всем протяжении дороги [14]. 2 октября 1904 г. особое совещание постановило: "для обеспечения одинаковой пропускной способности на надлежащих участках Сибирской железной дороги приступить к устройству второго пути". Начальником работ по переустройству горных участков был назначен Г. М. Будагов. В августе 1907 г. он представил в Управление по сооружению дороги программу первоначальных работ, которые предполагалось выполнить в 1907-1910 гг. 26 июня 1908 г. последовало утверждение закона об устройстве второго пути на Сибирской железной дороге и стоимости первоочередных работ в расчете на пропускную способность в 40 пар поездов 50-вагонного состава. Управление по переустройству горных участков линии во главе с Г. М. Будаговым находилось в Томске и функционировало с 1 августа 1905 г. до июня 1913 г.
   Модернизация магистрали сопрягалась с огромными усилиями инженерно-технического персонала и рабочих, трудившихся в экстремальных сибирских условиях. Укладкой второго пути только на Ачинск-Иннокентьевском участке в 1908 г. занималось 25 тыс. чел., в 1909 г. - 40 тыс., в 1910 г. - 17 тыс. чел.  Г. М. Будагов стремился облегчить их положение и поднимал соответствующие вопросы перед правительством. В отчете о переустройстве горных участков на Сибирской железной дороге он обращал внимание на необходимость организации санитарной части при переустройстве как особой отрасли железнодорожного строительства. "Твердых, обязательных для каждой постройки положений и правил нет, - писал он, - потому размеры и характер организации на разных дорогах - различны, и в значительной мере зависят от личных взглядов распорядителя работами или старшего врача. В настоящее время, когда в общественном сознании повсюду выдвигаются вопросы оздоровления и улучшения санитарных условий населения, надлежало бы подумать и о рабочем построечном населении, тем более, заслуживающем особой заботы, что труд его тяжел и силою вещей протекает в обстановке, исполненной лишений". Завершая намеченные работы, Г. М. Будагов оставлял сибирякам более совершенную линию. В знак их благодарности одна из станций бывшей Среднесибирской линии получила название - "Будагово".
   Между тем, в 1912 г. заканчивалось проектирование полотна, мостов, депо и др. объектов Алтайской железной дороги. Г. М. Будагову поручался правительственный надзор за окончательными изысканиями. Он же утверждался главным начальником работ по постройке дороги. Линия общей протяженностью более 700 верст должна была пройти в направлении: Семипалатинск-Барнаул-Новониколаевск с веткой от ст. Алтайской до Бийска. Это был первый опыт частного железнодорожного строительства в Сибири. Право на сооружение трассы получило акционерное общество, представителями которого являлись петербургские банкиры во главе с председателем правления Учетно-ссудного банка Я. И. Утиным - одним из наиболее крупных деятелей финансовой сферы в России. Строительство предусматривалось в течение 5 лет с правом концессии на 81 год и правом выкупа предприятия государством через 25 лет.
   Сооружение линии началось в июне 1912 г. и шло довольно быстро. К августу 1913 г. насыпь на всем ее протяжении была закончена, производилась укладка шпал и рельсов. Потребовались немалые организаторские способности и знания инженерного дела при возведении таких сложных сооружений, как мост через р. Обь, Барнаульский железнодорожный узел, устройство системы водоснабжения. Для обеспечения работ строительным материалом пришлось открыть кирпичные, механические, лесопильные заводы, наладить поставки рельсов, деталей мостов крупнейшими в России металлургическими и машиностроительными предприятиями, входившими в монополистические объединения "Продамет", "Продвагон", "Мостостроительный синдикат". В весенне-летний период на стройке трудилось до 20-25 тыс. чел. Дорога открылась для регулярного движения досрочно - 21 октября 1915 г., соединив житницу Сибири - Алтай с Транссибирской железнодорожной магистралью, что благотворно сказалось на развитии региона и страны в целом.

  Г. М. Будагов в очередной раз расставался с Сибирью, но не оставлял надежды на то, что "еще придется побывать" в этом крае. Новониколаевску, где находилось Строительное управление Алтайской железной дороги, где он по долгу службы провел последние годы, пожелал "его дальнейшего роста и развития во всех отношениях", выразил признательность городскому самоуправлению за все оказанные ему знаки внимания и доброе расположение. Позже, будучи далеко от Сибири, Г. М. Будагов множеством нитей оставался связанным с ней. Член Инженерного совета и Технического комитета Народного комиссариата путей сообщения в годы Советской власти Г. М. Будагов участвовал в разработке плана железнодорожного строительства в России на 1917-1924 гг., которым предусматривалось наряду с другими линиями сооружение железных дорог: Барнаул-Павлодар-Орск; Барнаул-Кузнецк; Томск-Енисейск с веткой на Ачинск.
   Григорий Моисеевич Будагов прожил довольно долгую, наполненную постоянным созиданием жизнь. Он умер в декабре 1921 г. в возрасте 69 лет, похоронен в Петрограде на старом армянском кладбище. Дело Г. М. Будагова продолжил его сын Г. Г. Будагов, тоже ставший инженером путей сообщения.

http://history.nsc.ru/kapital/project/person/17.html

0

4

Немного увековечили.

увеличить

0

5

Olga написал(а):

Немного увековечили.

А где это? Неужели у этого дома?

0

6

Андрей Пилипенко написал(а):

А где это? Неужели у этого дома?

Отгадывайте, форум у нас такой.

0

7

Olga написал(а):

Немного увековечили.

- Сама я не была у этого памятника, но, если правильно пишут, этот барельеф с Будаговым на памятнике Учителю на Владимировской. Памятник поставили в октябре 2010 г.

+1

8

Да, Natalya, верно.
Памятник-символ Гимн учителю.

увеличить

0

9

http://s2.uploads.ru/t/nCkid.png

http://s2.uploads.ru/t/whR4G.png

Источник Горшенин А. Главный строитель Обского моста // Созвездие земляков : знаменитые мужи Новосибирска. – Новосибирск, 2008. – С. 26–27 : ил., портр.

0

10

Кто-нибудь видел на какой-нибудь карте города улицу Будаговскую?

0

11

Только в газетах за 1912-14 гг. встречал адреса домов с таким названием улицы. А карты не видел.

0

12

Большевистская (1920) – Будаговская - Трактовая (это в статье про переименование улиц).
На картах 1924 года - Большевистская, в 1919 г. - Трактовая.
Получается, что:
1919 г - Трактовая
???? г. - Будаговская
1920 г. - Большевистская.

Метеоры...

0

13

Будаговской, скорее всего, неофициально называли. На карте 1915 г. - Трактовая. После революции переименовать не могли.

0

14

jason_forris написал(а):

неофициально называли.

Неофициально - это между собой, а когда в газете от имени Городского Головы даётся объявление, что выбор гласных Городской Думы от Закаменского района будет проходить в школе на углу Будаговской и Локтевской улиц - это всё-таки официально.

0

15

неофициально он называлась Пьяной, а самое первое название - Извозная

Отредактировано golod (06-12-2012 00:04:54)

0

16

Получается Григорий Моисеевич вполне мог прогуливаться по улице имени себя. Интересные ощущения наверное.  8-)

Отредактировано Andre (05-12-2012 23:25:36)

0

17

Помогите разобраться:
"Голос Сибири", 1918 год. "Продаются дома Будаговская, угол Московской, №№ 7-2".
Это как - другая Будаговская или другая Московская???

0

18

Andre написал(а):

Помогите разобраться:
"Голос Сибири", 1918 год. "Продаются дома Будаговская, угол Московской, №№ 7-2".
Это как - другая Будаговская или другая Московская???

Я решила, что всё-таки опечатка, д.б. Будаговская - Маковского, правда для Будаговской № что-то маловат.

0

19

Olga написал(а):

Кто-нибудь видел на какой-нибудь карте города улицу Будаговскую?

Официальный список переименований улиц города в информации о переименовании Трактовой в Будаговскую ссылается на план 1916 г. А в архиве я видела выкопировку из плана уже 1918 г. с подписью улицы "Будаговская". Значит, существовала все же на планах))

0

20

Natalya написал(а):

Значит, существовала все же на планах))

:-) Должна была существовать, была же эта улица.

0

21

http://i61.fastpic.ru/thumb/2014/0623/94/f4cff41c9974a2d3d1eab17ed101c094.jpeg

Г.М.Будагов, инженер-путеец, общественный деятель, сыгравший заметную роль в первоначальном развитии Новониколаевска-Новосибирка, с женой Верой Михайловной и знакомой Белобородовой. в Новониколаевске

http://i64.fastpic.ru/thumb/2014/0623/f0/69fd1a40bb40ba6d2c227b2bfec351f0.jpeg

Г.М. Будагов, инженер-путеец, общественный деятель, сыгравший заметную роль в первоначальном развитии Новониколаевска-Новосибирка, с семьей на Заельцовских дача

+3

22

И вновь о будаговской школе.
Школа, основанная Г.М. Будаговым, или попросту – будаговская школа –стала, как и ее основатель, чем-то легендарным в нашем городе. Само здание не сохранилось, но история этой первой в городе школы неизменно привлекает внимание краеведов. И вот почему: непосредственно связанная с именем Будагова, она служит некой платформой для тех краеведов, которые отстаивают точку зрения, что у Новосибирска должен быть основатель (основатели). Поэтому за многие годы небольшая история школы отшлифовалась исследователями, которые где-то прибавили лоску, а где-то додумали и даже напутали. Вот и сама автор когда-то не без гордости за любимый город и первых его жителей – интеллигентов-строителей, переписала из известной книги дату ее открытия – 1893 год. Позже стало понятно, что она неверна. Оказалось, что, как и в случае с общегородской начальной историей, у будаговской школы не хватает новых и неоспоримых фактов. Используя новые данные из архива Алтайского края (ГААК), попробуем разобраться в ее истории, в том числе в тех вопросах, которые не так давно были озвучены. http://www.bsk.nios.ru/content/byla-li- … ki-kamenki

Начнем с главного: здание будаговской школы было построено в Закаменке, в квартале первом, место шестое. Это недалеко от исторического здания на ул. Обской, 4. Но оговорюсь: скорее всего, Закаменкой эту территорию тогда вряд ли называли, по крайней мере, в документах такой топоним не встречен. Растущий городок в то время назывался: село Кривощёково, Кривощековский выселок (поселок, заселок), а потом – Ново-Николаевский поселок.

Здание первоначально было построено не для школы, а для любительских спектаклей, которые не без удовольствия ставили инженеры и их жены. В апреле 1897 г., в связи с отъездом из поселка, Григорий Моисеевич уже из Томска направил прошение начальнику Алтайского округа Болдыреву, где просил позаботиться об устроенной им школе. Прошение начинается так: «В начале 1895 года, с разрешения гг. Томского губернатора и попечителя Западно-Сибирского учебного округа, мною были устроены в выселке села Кривощекова на правом берегу Оби, в нынешнем поселке Ново-Николаевском, воскресные чтения для рабочих. Для означенных чтений было выстроено особое рубленое бревенчатое здание, площадью 59 кв. сажен, приобретены волшебный фонарь и картины к нему, на что израсходовано более 2000 руб., которые частью собраны по подписке, частью поступили как доход читальни от спектаклей, устраиваемых в ее помещении любителями и проезжими труппами артистов...» Таким образом, он указывает и на место, и на время основания школы, поэтому вопрос о местонахождении можно считать закрытым.

Дальнейшее существование школы зависело от Главного управления Алтайского округа, которому передавалась школа. Управление располагалось в Барнауле. Здесь я хочу подчеркнуть очень важную вещь: поселок отнюдь не развивался бесконтрольно – он находился под управлением администрации Алтайского округа, а непосредственно на месте поселком управлял (простите за тавтологию) управляющий Томским имением, в то время эту должность занимал Василий Шубенко. Такой порядок сохранялся вплоть до получения статуса города и учреждения городского самоуправления. Таким образом, за школу отвечал кабинетский служащий – управляющий Томским имением.

Прошение Будагова было поддержано Болдыревым. Но поразительно то, что такой, казалось бы, мелкий вопрос, как принятие на баланс небольшого учебного заведения, был за пределами компетенции начальника округа и решался в столице, в Кабинете Его Императорского Величества. В рапорте, направленном управляющему Кабинетом В.П. Гудим-Левковичу, Болдырев заметил, что «нежелательно оставлять без школы значительное население поселка, хотя пока и не устроенное». Здесь имелось в виду, что в поселке не было своего общественного управления, но потребность в образовании это нисколько не умаляло. Скорее, наоборот.

В столице вопрос был решен в короткие сроки. Кабинет разрешил принять школу, и 21 июля 1897 г. Г.М. Будагов передал по акту школьное здание со всем имуществом управляющему Томским имением: «Мы, нижеподписавшиеся Статский советник Инженер Путей сообщения Григорий Моисеевич Будагов и Управляющий Томским имением Алтайского округа Василий Степанович Шубенко в присутствии Заведывающего Полицейскою частью поселка Ново-Николаеского и нижеподписавшихся свидетелей составили сей акт в том, что первый сдал основанную им частную школу его же имени, находящуюся в поселке Ново-Николаевском, а второй принял в ведение Алтайского округа всего по нижеследующей описи на сумму три тысячи восемь рублей 68 копеек». Далее шел список передаваемого из 99 позиций.

Недвижимое имущество заключалось в следующем: 1) деревянный дом «под помещение школы, с пристройкой к нему, площадью 73 кв. сажени», 2) пристройка с задней стороны дома – бывшая столярная мастерская инженера Березина, которая представляла собой бревенчатый неотделанный дом. 3) дом «для помещения учителя», пожертвованный инженером В.А. Линком. Если не ошибаюсь, в этом доме затем жил школьный учитель Н. Козлов. В общем-то, фотография будаговской школы всем известна, а изображенное на ней здание вполне отвечает данному описанию.

Интересен список имущества школы. Первыми в списке «имущества, относящегося к школе и читальне» значатся три иконы: Богоматери в серебряной ризе, в простой ризе и икона Николая Чудотворца. Следующий – портрет императора Николая II в раме. Далее перечислены непосредственно школьные принадлежности вперемежку с хозяйственными предметами. Так, парт «школьных крашенных» было 29 (причем в списке они разбиты на три группы: две по 8 и одна – 13), классных досок указано 3, из чего делаем вывод, что занятия проходили в трех классных комнатах.

Из учебных пособий передавались «учебники по каталогу», всего 660 штук на сумму 213 р.15 коп., 50 аспидных досок, одна «рама для букв», один глобус, две географические карты, один волшебный фонарь и один экран. К волшебному фонарю прилагалось множество диапозитивов – всего 127 штук. Диапозитивы тогда называли «картины с движением» - в школе таких было две, большинство «картин» - «в красках», то есть, были статичными. Книг передавалось «по каталогу» 144 и одна книга «Школьные песни».

Список дает возможность представить быт учащихся. Так, привычный нам кулер с водой заменяла кадка «с цинковым краном», деревянная шайка и ковш; также значился графин для воды (вероятно, для учителей). 

В отдельный раздел вынесено имущество театра. Кроме хозяйственных принадлежностей, таких как медный самовар стоимостью 13 р. 40 коп., имелся реквизит: парики мужские и женские, женские косы и бороды, костюмы и декорации… причем костюмы без количества, указана лишь стоимость – 200 руб.

В августе управляющий Кабинетом распорядился принять школу, сделать ремонт в здании на сумму не свыше 400 р. и своевременно отпустить на текущий год 201 р., а ежегодно на ее содержание вносить в смету Алтайского округа 548 р. Таким образом, школа была принята, как и весь поселок Ново-Николаевский, на баланс Кабинета.

Однако очень скоро стала сказываться временность этой постройки: 17 июня 1899 учитель школы Николай Козлов пишет подробный рапорт о плачевном техническом состоянии школьного здания. Управляющий имением В.С. Шубенко предложил кардинально решить вопрос: снести здание и выстроить две новые школы. В рапорте на имя начальника округа он писал: «здание построено не для школы, а для театра, и световая поверхность, будучи поставлена без соображения с педагогическими требованиями, не может удовлетворять нуждам школы…» В том числе, в рапортах указывается, что здание выстроено наспех, без фундамента, бревна недостаточно толстые, дети страдают от холода. Также аргументом необходимости строительства нового здания была общая нехватка школ. В это время, как докладывал Шубенко, в поселке проживало более 3 тысяч детей школьного возраста. По его информации, в поселке были следующие учебные заведения: Обское железно-дорожное училище, обслуживающее 180 человек, Ново-Николаевское 2-класнное училище (110 учащихся), временная женская церковно-приходская школа (50 учащихся) и школа Алтайского округа (бывшая Будаговская, 139 учащихся), а также 50 человек обучались в школе грамоты, которая существовала исключительно за счет частных пожертвований.

Для постройки новых школ были составлены сметы на общую сумму 15 тыс. руб., были предложены примерные места строительства: для одной школы – в центральной части поселка в одном из кварталов – 36,37, 29 или 24, для второй – на прежнем месте или же в 27-м квартале Закаменки. Как мы знаем, никаких новых школ, увы, не построили. Вышестоящее начальство (Кабинет) не одобрило строительство ввиду нарушения законодательства: проекты школ, как оказалось, по квадратуре оказались больше, чем таковые полагались поселку Ново-Николаевскому по существовавшим тогда строительным нормам. Вместо одобрения проекта новых школ (проекты, кстати, составил «смотритель зданий» Носович, в будущем известный архитектор) было отпущено 500 рублей на ремонт старого здания бывшей будаговской школы.

Вот так нерадостно обернулась история первого в городе учебного заведения. Когда изучала дело, чувствовалось действительное беспокойство местных чиновников – управляющих имением Шубенко и пришедшего после него Соболева, за будущее поселка. Какие здравые рапорты писались ими о настоятельной необходимости строительства новых школ в быстрорастущем поселении! И все они утонули в чванливом болоте высшей бюрократии, недальновидно (и даже – преступно!) действовавшей вопреки народным чаяниям. Знали бы власть предержащие, какие последствия этой «недальновидности» настанут через полтора десятка лет…
(не пропадать же добру! - висит на сайте с прошлого года http://io.nios.ru/articles2/74/15/i-vno … koy-shkole)

+4

23

Natalya написал(а):

не пропадать же добру!

http://s20.rimg.info/0087e245783523af5f071c4136182f59.gif С удовольствием прочитала в очередной раз. Пиши ещё, Наташа :-) Про контору Будагова бы прочитать такое же вразумительное.

0

24

Спасибо, Ольга!

Olga написал(а):

Про контору Будагова бы прочитать такое же вразумительное.

а это - сложнее. Даже не знаю, где это искать. Наверно, в Питере...

0

25

Ну, вот и я смог прочитать. Вопросов нет, хорошая и полезная статья. Очень. Наташа, но ты же всё равно не поверишь в мою искренность. Поэтому, можно я сразу задам вопросы-размышления?
1. «поэтому вопрос о местонахождении можно считать закрытым» - что говорит лишь о правом береге, но не о точном месте нахождения. Про правый берег я твоих визави уже почти убедил. Но вопрос по расположению школы на четную/нечётную сторону нынешней улицы остался открытым. Слово «рядом» здесь ничего не даёт.
2. И всё-таки это здание для воскресных чтений, а не «для любительских спектаклей», хотя такие там и устраивались. Но «тот час же» к нему «исходатайствовано» было открыть школу. Т.е., Народная читальня и школа в новом здании слились сразу, а спектакли уже приложились позднее. Кстати, после первого абзаца в документе о них упоминается лишь косвенно, как источник дополнительных доходов. Или это Шубенко Мельпоменой навеяло?
3. Школа не передавалась Главному управлению Алтайского округа. Будагов лишь ходатайствовал об её принятии «до учреждения общественного управления».
4. Мне ещё понравилось, что «Кабинет принимает… школу без какого бы то ни было условия и будет распоряжаться ей по собственному усмотрению». По нашему, по барски.
5. А как ты из факта принятия школы сделала вывод о том, что принят был «весь поселок Ново-Николаевский, на баланс Кабинета». Я вот не смог. Там имущественной чехарды хватало - не до обсуждений в Кабинете ЕИВ и принятия.
Лично я рад, когда ты мне делаешь замечания, ну а ты как хочешь.

P/S/ Мэрия "выиграла" последний суд по дому Будагова. Но пока ещё осуществится решение. Обещали в этом году.

0

26

А почему "выиграла" в кавычках?

0

27

так она его не первый раз выиграла, а воз и ныне там. Надеемся последний

0

28

golod написал(а):

поэтому вопрос о местонахождении можно считать закрытым» - что говорит лишь о правом береге, но не о точном месте нахождения.

Костя, я же написала: квартал 1, место 6. Куда точнее? или тебе ссылку на документ предъявить? - ты проси, не стесняйся - на "школе Будагова" мне диссер точно не защитить)))

golod написал(а):

А как ты из факта принятия школы сделала вывод о том, что принят был «весь поселок Ново-Николаевский, на баланс Кабинета». Я вот не смог.

потому что я в ГААК с 2011 года работаю и для меня школа Будагова - это так, развлекаловка. 
А про все остальное, как говорится, для понимающего - достаточно. В конце концов, есть же "Союз краеведов"? - или он для других задач?)))

0

29

Палыч написал(а):

с семьей на Заельцовских дача

а они были тогда, Заельцовские дачи? Я, например, очень сильно в этом сомневаюсь. Смысл ехать туда, да еще там строиться, если вокруг строительства ж/д моста - сплошные "дачные" места? И опять же, кто даст разрешение на занятие земли за Ельцовкой?
В общем, тот, кто атрибутировал фото, особо "не заморачивался".

0

30

Natalya написал(а):

В общем, тот, кто атрибутировал фото, особо "не заморачивался".

:-) это точно. Интересно, на основе чего эта вся атрибутация сделана. Какие годы? Новониколаевск ли? Кто эти женщины? Вера Михайловна на себя не похожа, к тому же она моложе Г.М. на 22 года, здесь этого не заметно.  Будагов то очень седой, то не очень, а может это и не Будагов :-)

0

31

наткнулась на еще один перл о Будагове. http://www.nsktv.ru/news/obshchestvo/re … 620151411/
Иногда стоит сравнивать свои выводы с чужими, особенно если они сделаны на основе одних и тех же источников. Вот тут Константин отжег: "Фактическая власть, юридическая была в Алтайском округе, это в Барнауле. И в Томске, потому что была Томская губерния. У нас власти не было. И на этом безвластии он был главным лицом города все вопросы по каким-то мелким бытовым вопросам, по строительству, по каким-то случаям там все решал главный инженер." Я затрудняюсь сказать, что такое для реалий того времени "власть юридическая", она же - "фактическая". Но это - терминология, и с ней не всегда все ясно, к сожалению. Но как при таком обилии власти, учитывая губернскую, получилось, что у нас власти не было? - это ведь нелогично даже исходя из самого утверждения Константина. Теперь самое интересное. Представим себе, что Будагов вдруг начал решать всякие мелкие бытовые проблемы поселка. Например, разрешил кому-нибудь лавку построить. Что было бы с этим добрым инженером Будаговым? - его бы посадили в каталажку не более чем через неделю за то, что не своим делом занялся. И не видать нам "основателя" города. В отличие от нас, Будагов законы знал хорошо и не занимался самодеятельностью.
Или он какие-то более мелкие проблемы поселка решал, Константин? Может, у тебя есть факты?

0

32

Кстати, что "При инженере поселок строителей разросся. До 20-ти кварталов." - совсем не заслуга Будагова, Вы уж меня простите. Но планировкой и расселением Будагов тоже не занимался.
А для иллюстрации своей т.з. - любопытный документ. Совершенно "бытовой".
"В Главное Управление Алтайского Округа.
Колыванского мещанина  Федосея Васильева Музалевского. Прошение
В январе месяце сего года, я имел честь просить заявлением Алтайского горного Управления земельной части о том, что Господин Инженер Будагин, при производстве ломки камня для железной дороги, приказал произвести это на местности в селе Кривощекове Кривощековской волости по речке Каменке, где мною построены две мукомольных мельницы, за которые с 1882 года я ежегодно плачу арендные деньги. По распоряжению Господина Инженера Будагина ломка камня произведена была близ самих мельничных амбаров, тем самым испорчена плотина, и причинено мне убытку до пятисот руб.  и о результатах по моему заявлению и до сего времени мне неизвестно, но судя по тому, что мне Господин Инженер Будагин  лично предложил сойтись на самую маленькую сумму, не могущую покрыть и половину моих убытков..."
http://i80.fastpic.ru/big/2016/0715/f0/0e0157840e3a18f5be3707847d6cfef0.jpg

+2