НОВОСИБИРСК в фотозагадках. Краеведческий форум - история Новосибирска, его настоящее и будущее

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » НОВОСИБИРСК в фотозагадках. Краеведческий форум - история Новосибирска, его настоящее и будущее » Книги и публикации » Путевые записки о Кривощёково/Новониколаевске/Новосибирске


Путевые записки о Кривощёково/Новониколаевске/Новосибирске

Сообщений 101 страница 128 из 128

101

VECTOR написал(а):

Просто попалось...
Без комментариев...

Была еще книга, посвященной скульптору, который эти памятники делал. У меня она где-то есть. Была специальная чешская программа по увековечиванию памяти. Чехи и в наше время, как все знают, ставят памятники в России. В Новосибирске должны были поставить, если мне память не изменяет, в 2018 г. В 2017 г. даже их эмиссар приезжал. Но как-то не срослось до сих пор. Хотя на восток и на запад от Новосибирска уже много где памятники восстановлены

0

102

Стрелокъ
Так и предполагал, что вы в курсе.
Конечно, что ставились памятники и составлялись чёткие планы захоронения павших, которые потом и в книгах могли отыскать какие-то родственники, то какое-то уважение всё же составляет, хотя сам факт чужых войск на своей земле не радует...
Скорее всего точного места  в берёзовой по этому плану не установить. Плана кладбища нет, наверное. Где-то в военной его части, наверное.

Отредактировано VECTOR (18-10-2020 16:53:29)

0

103

VECTOR написал(а):

Где-то в военной его части, наверное.

Нет, не на военной. По карте с сайта МО Чехии, которую привел К. Голодяев, там это видно. Эта карта у нас давно обсуждалась в другой теме. Я по этому обсуждению и чехов на бывшее кладбище возил...Но влетит нам от модераторов за офф-топ..

0

104

Стрелокъ написал(а):

Но влетит нам от модераторов за офф-топ..

Тогда разбавлю на всяк случай видом Новониколаевска...
Хотя, опять всё то же... Отсюда: Pod praporem 5ho T.G.Masaryka, Pražského pluku

http://images.vfl.ru/ii/1603027375/5e2317f4/31978509.jpg

+5

105

Сейчас в Яндекс-панораме забрался на Спартаковский мост. Последний раз лет 9 назад по нему прошёл.
Вид сейчас, только должно быть чуть ближе к Собору.

http://images.vfl.ru/ii/1603031534/d6f10117/31979227.jpg

Отредактировано VECTOR (01-11-2020 12:45:52)

+2

106

Вот еще фото кладбища в Барабинске
http://images.vfl.ru/ii/1603085734/903f2c5a/31984511_m.jpg

+1

107

Стрелокъ
Посмотрел предполагаемое место из космоса, учитывая, что ст.Барабинск (ст.Каинск) была на 1049-й версте (точно не знаю в каком её месте).
Это место сейчас или под ж.д. путями, или совсем-совсем рядом с ними, но кладбища там сейчас нет, естественно.
Оно и понятно...

0

108

VECTOR написал(а):

но кладбища там сейчас нет, естественно.

Наш клуб установил место с привязкой к координатам и выездами на место. Кладбища нет, но вот останки там или их вывезли, вопрос неоднозначный - мы, ессно, в полосе жд дороги, да и не только там, копать не можем.  Вряд ли их вывезли, если там поставили капитальный памятник. Почему МО Чехии говорит, что их вывезли, это вполне можно объяснить, вспомнив Макса Вебера. К сожалению, всего не могу на форуме написать.

Отредактировано Стрелокъ (19-10-2020 16:11:21)

+1

109

Стрелокъ написал(а):

копать не можем

То понятно...
Там вот и в Каргате,  и на заставе Козкул у Барабинска.
В этой книге 1924-го приводится в конце поименный список. НЕ вывезли по списку.
Да и нужно ли... беспокоить...
Тут скорее от Чехов должна исходить инициатива.

Отредактировано VECTOR (19-10-2020 17:25:42)

0

110

VECTOR написал(а):

и на заставе Козкул у Барабинска.

Кошкуль. Знаменитый бой у разъезда Кошкуль

0

111

То, конечно, не "путевые записки иностранцев" (переименую-ка я тему просто на "путевые записки").
Краткая история первых лет города на момент 1898-го года: очерк "Ново-Николаевский поселок"
Кривощёково - пустое место...

http://images.vfl.ru/ii/1603374615/62d52d89/32023238.jpg

Вроде, как где-то фотки в тексте видел (может и ошибаюсь), но теперь понятно, что на фото правый берег Каменки, а на другом фото видны строительные леса моста у левого берега.
Ниже составил из нужных листов один большой, но там текст не очень чёткий.
А тут положил pdf-файл с подшивкой журнала, где текст почётче. На странице 113 текст начинается: Журнал Нива № 31 1898 г.
Источник тут.

http://images.vfl.ru/ii/1603374615/cf405673/32023239_s.jpg

P.S.
А, вот тут встретил, что уже упоминался: http://www.prometeus.nsc.ru/gorod/history/niva1898.ssi
Там же и ссылка снизу на оригинальный документ.

Отредактировано VECTOR (23-10-2020 09:04:33)

+3

112

VECTOR написал(а):

То, конечно, не "путевые записки иностранцев" (переименую-ка я тему просто на "путевые записки").
Краткая история первых лет города на момент 1898-го года: очерк "Ново-Николаевский поселок"

Это вообще не путевые записки.
Статья известная. У нас в темах наверняка использовалась.
Написана Аполлоном Георгиевичем Трубиным, техником на строительстве жд моста через Обь и по совместительству первым учителем первой (Будаговской) школы посёлка, возникшего при его строительстве, т.е. нашего города.

+2

113

Olga написал(а):

Статья известная. У нас в темах наверняка использовалась.

Да, отрывки встречаются в некоторых статьях.
Уже после поста обнаружил, что и целиком выложена была. Думал удалить, но было лень.)
А вот про автора было интересно узнать, а то в оригинальном журнале не указано авторство (или я не увидел), вот и гадай чьё это, путевое или непутЁвое.)))

Отредактировано VECTOR (23-10-2020 11:14:36)

0

114

VECTOR написал(а):

Да, отрывки встречаются в некоторых статьях.
Уже после поста обнаружил, что и целиком выложена была. Думал удалить, но было лень.)
А вот про автора было интересно узнать, а то в оригинальном журнале не указано авторство (или я не увидел), вот и гадай чьё это, путевое или непутЁвое.)))

Отредактировано VECTOR (Сегодня 07:14:36)

Зачем удалять? Речь не об этом. Есть пост и ладно.
Кстати, да, автор не прописан. Забыла уже, что когда-то сама пыталась найти подтверждение авторства.
Но фото, по которым сделаны гравюры к статье, его, Аполлона Трубина. Хотя инициалов тоже нет.
Но фотографией из двух братьев Трубиных, работавших на строительстве моста, увлекался именно он.

+1

115

VECTOR написал(а):

Журнал Нива № 31 1898 г.

***

НИВА,№ 31.1898, стр 614-616
Ново - Николаевскій поселокъ.
Очеркъ.
(Съ 3 рисунками съ фот. Трубина грав. А. Шлиперъ)
.
Рис. 1. Ново-Николаевскій поселокъ въ 1893 г
Рис. 2. Пароходная пристань и рельсовый путь въ Ново-Николаевскомъ поселкѣ.
Рис. 3. Общій видъ Ново-Николаевскаго поселка въ настоящее время.

Проведеніе великой сибирской желѣзной дороги такъ измѣнило картину Сибири и такъ отразилось на нѣкоторыхъ населенныхъ пунктахъ, что невольно приходится изумляться. Къ одному изъ такихъ центровъ, поражающихъ своимъ чисто американскимъ ростомъ, слѣдуетъ отнести поселокъ Ново-Николаевскій, извѣстный и теперь еще подъ именемъ „Кривощёково“. На лѣвомъ берегу Оби, противъ теперешняго Ново-Николаевска, до 1894 года было расположено село Кривощёковское, но такъ какъ у самаго села прошла линія желѣзной дороги, то с. Кривощёковское перенесли въ д. Бугры (въ трехъ верстахъ отъ села); теперь не осталось отъ бывшаго села и признаковъ, такъ что съ трудомъ вѣрится, при взглядѣ на пустое мѣсто, что тутъ недавно было расположено большое торговое село съ пристанью, церковью, волостью, школой и даже каменными магазинами.
Еще большаго удивленія заслуживаетъ правый берегъ Оби. До 1893 года на этомъ берегу, противъ села Кривощековскаго, ниже впаденія маленькой рѣки Каменки въ Обь, по берегу расположено было 26 избенокъ, окруженныхъ со всѣхъ сторонъ непроходимымъ боромъ. Но съ весны 1893 г. мѣстность быстро измѣнилась: наѣхали строители желѣзной дороги, а съ ними множество разныхъ предпринимателей, и на мѣстѣ непроходимаго бора стали вырастать всевозможныя жилыя помѣщенія. Первые пришельцы начали строиться но правому, крутому берегу рѣки Каменки, такъ какъ этотъ берегъ, благодаря своей крутизнѣ, представлялъ весьма удобное мѣсто для землянокъ и бараковъ (рис. 1). Само собой разумѣется, что между этими жилыми помѣщеніями, расположенными въ самомъ хаотическомъ безпорядкѣ, много было (да и теперь еще есть) такихъ, что невольно поражаешься выносливости русскаго человѣка, способнаго жить въ помѣщеніи, въ которое добрый хозяинъ постѣсняется и скотину запереть. Находившіяся до 1893 года на правомъ берегу 26 избенокъ при самомъ началѣ постройки желѣзной дороги были перенесены съ берега въ боръ, а на мѣстѣ ихъ уже въ 1894 году была устроена пароходная пристань и проложенъ рельсовый путь (рис.2). Къ этому времени, т. е. къ лѣту 1894 года, правый берегъ рѣки совершенно преобразился: боръ
постепенно исчезъ, а на его мѣстѣ росли не землянки, а вполнѣ приличные дома, строившіеся пока въ безпорядкѣ, такъ какъ за порядкомъ слѣдить было рѣшительно некому. Появился у впаденія рѣки Каменки въ рѣку Обь довольно солидный базаръ съ магазинами, лавками, лавчонками, балаганами и проч., насчитывавшій до 60 торговыхъ помѣщеній. Къ осени 1894 года на правомъ берегу Оби насчитывалось уже до 400 жилыхъ помѣщеній, а народъ все прибывалъ и прибывалъ; квартиры поднялись въ цѣнѣ до ужасающихъ размѣровъ: такъ, напримѣръ, за комнату въ 3—4 кв. аршина платили до 20 р. въ мѣсяцъ, чернорабочіе платили за „уголъ", т. е. за право приходить ночевать въ избѣ, по 5—7 р. въ мѣсяцъ. Несмотря на дороговизну квартиръ, новый поселокъ все увеличивался; базарная площадь оказалась слишкомъ тѣсной, а потому осенью 1895 года, въ сентябрѣ мѣсяцѣ, базарная торговля была переведена ва вновь отведенную базарную площадь, которая была въ первое время до того усѣяна пнями, что почти невозможно было пробираться по ней на лошади. Съ переведеніемъ базара на новую площадь, естественно переселились туда же и мѣстные коммерсанты со своими лавками и магазинами, а съ ихъ переселеніемъ и площадь быстро приняла видъ вполнѣ благоустроенный. Вокругъ площади размѣстились довольно приличные дома, мѣстами двухъэтажные, съ магазинами, а самую площадь очистили отъ пней и привели къ веснѣ 1896 года въ полный порядокъ. Самый поселокъ изъ хаотическаго преобразился въ благоустроенный населенный пунктъ; постройки между правымъ берегомъ р. Каменки и линіей желѣзной дороги быстро росли, и на этотъ разъ не въ видѣ землянокъ и бараковъ, а въ видѣ приличныхъ домовъ съ очищенною отъ пней улицей, хотя и со слѣдами недавняго бора. Вмѣстѣ съ поселкомъ росла и желѣзная дорога, и къ веснѣ 1897 года новый поселокъ, получившій еще осенью 1895 года названіе Ново-Николаевскаго, соединился съ Европейской Россіей и Европой рельсовымъ путемъ: въ мартѣ 1897 г. окончена была постройка желѣзнодорожнаго моста черезъ р. Обь.
Вмѣстѣ съ тѣмъ и самый поселокъ началъ принимать нѣсколько иную физіономію: появилось больше предпринимателей со средствами, и прежнія временныя постройки быстро стали замѣняться прочными и даже капитальными.
Въ настоящее время Ново-Николаевскій поселокъ по виду представляетъ нѣчто хотя и весьма грандіозное, но въ то же время все еще хаотическое: у центра густо сплотились дома, по большей части неотстроенные, не имѣющіе ни ограды, ни надворныхъ построекъ; отъ центра правильными улицами тянутся по бору къ сѣверу и къ югу разбросанные дома на большое пространство. Что будетъ съ поселкомъ дальше—неизвѣстно, а пока онъ растянулся къ югу, вверхъ по р. Оби, версты на три, къ сѣверу поселокъ ушелъ за станцію „Обь", находящуюся отъ центра поселка въ трехъ верстахъ, но тутъ поселокъ ещё не кончается, такъ какъ расчищенная улица далеко уходитъ отъ послѣднихъ домовъ. Все это пока еще строится, и теперь совершенно законченными и вполнѣ приличными можно считать только зданія желѣзной дороги близъ станціи „Обь".
Вмѣстѣ съ наружнымъ ростомъ поселка развивалась и его внутренняя, духовная жизнь. Еще осенью 1894 г., по иниціативѣ. одного изъ мѣстныхъ инженеровъ Г. М. Будагова и при его помощи, па средства мѣстныхъ коммерсантовъ была выстроена народная читальня, съ приспособленіемъ для любительскихъ спектаклей, а въ январѣ 1895 г. открыты народныя чтенія и школа, содержавшіеся вначалѣ на средства г. Будагова; потомъ составился кружокъ любителей сценическаго искусства, который и поддерживалъ школу и читальню средствами, получавшимися отъ спектаклей. Этотъ кружокъ любителей заслужилъ горячую признательность жителей поселка: благодаря кружку интеллигентная часть населенія имѣла возможность отъ времени до времени получать разумное и пріятное развлеченіе, а для простого народа существовала читальня съ прекрасными туманными картинами и безплатная школа для дѣтей. Въ этой школѣ сначала обучалось до 40 дѣтей, по въ 189(6/7) учебномъ году ихъ было уже до 150 человѣкъ.
Въ настоящее время, кромѣ школы, читальни, перешедшей теперь въ вѣдѣніе горнаго управленія, открыто двѣ церковно-приходскихъ школы, одна на 30 дѣвочекъ, а другая на 60 мальчиковъ. Но если принять во вниманіе значительное число дѣтей школьнаго возраста въ поселкѣ, то окажется, что существующихъ школъ слишкомъ мало: въ настоящее время въ трехъ школахъ обучается 250 человѣкъ и столькимъ же отказано за недостаткомъ мѣста.
Есть еще одна школа, которую можно причислить къ школамъ поселка, такъ какъ она находится у самаго поселка, это — школа на станціи „Обь“.
Школа эта открыта въ январѣ 1896 г. на средства мастеровыхъ и служащихъ станціи Обь; помѣщалась она сперва въ казенномъ домѣ, въ квартирѣ, приспособленной для жилья служащихъ, а потому крайне неудобной; теперь для этой школы выстроено спеціальное зданіе съ приспособленіемъ для театра и съ прекрасной, въ 4 комнаты, квартирой для учителя. Школа во всѣхъ отношеніяхъ обставлена прекрасно: имѣется волшебный фонарь, фисгармонія, масса учебныхъ пособій, которымъ можетъ позавидовать любая сельская школа. Обучается въ этой школѣ около 120 дѣтей желѣзнодорожныхъ служащихъ.
Не осталась безъ удовлетворенія и религіозная потребность жителей. Лѣтомъ 1895 года мѣстные коммерсанты усиленно заговорили о необходимости постройки церкви, а осенью (26-го октября) былъ заложенъ и 24-го ноября освященъ временный молитвенный домъ и въ то же время былъ составленъ подъ предсѣдательствомъ Н. П. Меженинова комитетъ по сооруженію каменнаго храма во имя св. бл. князя Александра Невскаго, въ память императора Александра III.
Въ то же время, т. е. осенью 1895 года, рѣшено было назвать поселокъ Ново-Николаевскимъ, въ честь благополучно царствующаго Государя Императора. Весною 1896 года жителямъ стало извѣстно, что Государь Императоръ пожертвовалъ на храмъ въ поселкѣ пять тысячъ рублей, и въ то же время приступлено къ заготовкѣ матеріаловъ для построенія храма. 15-го мая 1897 года произведена была закладка храма рядомъ съ молитвеннымъ домомъ, а къ октябрю того же года ужъ почти были выведены стѣны. Къ этому же времени рѣшёнъ быль вопросъ о сооруженіи въ поселкѣ другого храма
близъ станціи „Обь“, и въ октябрѣ мѣсяцѣ произведена была закладка. Храмъ этотъ небольшой, деревянный, а потому постройка его подвигается весьма быстро; къ 15-го декабря ужъ выведены были стѣны, настланы полы и потолки, а теперь онъ уже освященъ.
http://images.vfl.ru/ii/1603560460/92ebe01b/32045212_m.jpg http://images.vfl.ru/ii/1603560460/9b0a4e74/32045213_m.jpg http://images.vfl.ru/ii/1603560461/b5fc6ec6/32045214_m.jpg http://images.vfl.ru/ii/1603560461/0738f4c4/32045215_m.jpg http://images.vfl.ru/ii/1603560461/854deda3/32045216_m.png http://images.vfl.ru/ii/1603560463/fd5cd3fc/32045218_m.png http://images.vfl.ru/ii/1603560465/0f210c59/32045219_m.png

+2

116

alippa
Касательно упомянутой ранее в этой теме книге, отдельно выложенной в другой теме: Тёрнер Эмюэль_сибирь Запись Путешествия, Восхождения И Исследования
Не сразу заметил, что русский текст со второй половины начинается. Так что предупреждать надо! )))
А с фотками в книге такая ерунда, что при просмотре этой же книги в онлайн-библиотеке они лучше качеством, а вот в скачанной книге картинки гораздо хуже, с меньшим количеством градаций яркости. Специально занизили, похоже.
А во второй его книжке можно просто фотки гор и восхождений посмотреть.
К примеру: "Автор, преодолевший нависающие пропасти на вершине Эгюий-де-Шармо"
http://images.vfl.ru/ii/1603611014/1c14b6b8/32048149_s.jpg

Кое-что ещё от себя...
Когда я отрывок из книги француза хотел переводить, то сначала написал знатоку французского, который уже переводил кусок из той книги про Сибирь.
Вот тут написано о чём я.
Но перевод был сделан (цитирую ответ из его письма): "...начиная с Амурской области и до конца, до Владивостока и корабля на Японию...".
Тогда сам более-менее сделал с помощью гугловского переводчика со своими правками.

Ещё искал что-нибудь из итальянских текстов, применительно к нашим местам, когда тут их рабочие-каменщики что-то делали, правда ничего не нашёл, но может что-то и было писано кем-то.
Тогда в Италии была так себе ситуация, поэтому рабочие разбрелись по миру, а заработанное отсылали к себе домой.
Они упоминаются в моём переводе книжки англичанина, когда он видел их на вокзале в середине 1896-го.
По-ходу поиска встретил женщину , которая исследовала судьбы итальянских рабочих. Она пару книжек писала на эту тему, статьи кое-какие.
Вот тут её сайт , тут кое-какие отрывки из книжки "В поисках Минизини" (Иркутск, 2005):  тут кое-какие отрывки.
Книжку автора "Итальянцы на берегах Байкала" (Иркутск, 2003) в онлайне не нашёл, но там, как я понимаю, в основном про Кругобайкальский участок Транссиба сказано.
Может и у нас в городе тогда кто-то из рабочих остался. Правда, потом в 30-х явно что были бы признаны шпионами...
Фотка просто для примера:
http://images.vfl.ru/ii/1603615009/98d3567e/32048666_s.jpg

Ещё ради "прикола" перевёл Новосибирский отрывок из брошюрки одного японца, когда он в середине 80-х по Транссибу ехал с востока на запад.
Там не так много, но просто интересно было можно ли перевести японский текст.
В оригинале текст написан был по-традиционному сверху-вниз. Я распознал в FineReader, отправил в гугл-переводчик. Перевелось, но не выкладывал. То уже наше время - не то уже...)))

Ещё встречал японский фотоальбом продают за 1919-1922-й по пути Транссиба.
Там 250 фото, некоторые представлены, можно глянуть.
Стоит нормально: https://www.rarebook.com/pages/books/87 … n-railways

Похоже, что всё уже найдено, больше простыми путями ничего не ищется...

Отредактировано VECTOR (25-10-2020 15:37:04)

+5

117

VECTOR написал(а):

А с фотками в книге такая ерунда, что при просмотре этой же книги в онлайн-библиотеке они лучше качеством, а вот в скачанной книге картинки гораздо хуже, с меньшим количеством градаций яркости. Специально занизили, похоже.

Я брал с просмотра и так искал по фотобанкам. Что-то лучше, что-то хуже, но не принципиально

0

118

VECTOR написал(а):

Похоже, что всё уже найдено, больше простыми путями ничего не ищется...

Неожиданно возникла ассоциация с "тихой охотой" (по грибы).  Мало того, что порой трудно найти этих чертей, так еще и морока с переработкой их вечером после цельно-дневного мотания.
Замечу, что перевод найденного (не грибов)- не единственная трудность "на пути к олимпу".
Вам - терпения и удачи, нам - интересных материалов; скажем, о боевых действиях в окрестностях того же Кривощекова периода Гражданской войны..

Отредактировано Юрий Шилов (25-10-2020 21:20:52)

+1

119

Видимо, большинство же иностранных посетителей наш город особо не впечатлял, т.к. мне попадались ряд книжек авторов, которые либо проезжали через наш город, либо были по 1-2 недели, и Ново-Николаевску не уделили ни строчки.

Отредактировано Стрелокъ (26-10-2020 12:21:31)

0

120

Стрелокъ написал(а):

Видимо, большинство же иностранных посетителей наш город особо не впечатлял,

Да он (наш любимый город) и сейчас не особо их вдохновляет

+1

121

Так сказать добавочка "напоследок"...

Отрывок из: Кейзерлинг, Роберт. "Сибирь : Из путевых записок гр. Р. Кейзерлинга." 1900
Буквально на последней странице...

http://images.vfl.ru/ii/1608454103/62cdd765/32716440_s.jpg

Вот тут у меня некоторый затык относительно первоначального источника текста...
Как я понимаю, граф Роберт Кайзерлинг вот этот -   Keyserlingk, Robert Graf von
И он писал. К примеру, книжка ниже. Вот только из неё ли этот текст я ещё не успел проверить. Там готическое написание, просто пока нет времени вникать.
Пока вот эту книжку проверю:1898 Keyserling, Robert Graf, Vom Japanischen Meer zum Ural. Eine Wanderung durch Sibirien mit Abbildungen.
Как-то так переводится: От Японского моря до Урала. Поход по Сибири, с картинками.

Но, похоже, не оттуда текст... ))) Посмотрю ещё.

http://images.vfl.ru/ii/1608455473/202316c1/32716710_s.jpg  http://images.vfl.ru/ii/1608455171/95d73c54/32716674_s.jpg

...
Отъ Томска до Оби я ѣхалъ, какъ выражается Сибирякъ, «по веревкѣ». Въ Западной Сибири, гдѣ движеніе такъ велико, что почта не въ состояніи удовлетворить всѣхъ проѣзжающихъ, перевозкой ихъ занимаются также крестьяне. Такимъ образомъ путешественникъ ѣдетъ отъ одной деревни до другой и проѣзжаетъ свой путь скорѣе, а часто и пріятнѣе, нежели на почтовыхъ.

Приблизительно въ 200 верстахъ отъ Томска на лѣвомъ берегу Оби, нѣсколько южнѣе уѣзднаго городка Колывани, находится желѣзнодорожная станція Кривощекова.
Западно-Сибирская желѣзная дорога тянется довольно прямой линіей отъ Омска до Красноярска, такъ что Томскъ остается къ сѣверу отъ нея и будетъ соединенъ съ главной магистралью особой вѣтвью.
До сихъ поръ главный почтовый и торговый трактъ проходилъ черезъ Томскъ. Вдоль этого тракта находится много поселеній, основанныхъ какъ по собственному желанію поселенцевъ, такъ и по распоряженію правительства. Жителямъ, повидимому, жилось хорошо, хотя они мало занимались сельскимъ хозяйствомъ. Дорогу отъ Томска до Кривощековой я проѣхалъ въ 26 часовъ.

Въ небольшомъ селѣ Кривощековѣ, лежащемъ на лѣвомъ берегу рѣки, число жителей со времени постройки дороги увеличилось вчетверо.
Кому не приходилось въ продолженіе многихъ мѣсяцевъ ѣздить или ходить по сибирской глуши, кто лично не испыталъ тамошнихъ дорогъ, повозокъ, ночлеговъ и всевозможныхъ неудобствъ, тотъ наврядъ ли можетъ оцѣнить то благодѣяніе, которое оказывается постройкой желѣзной дороги всѣмъ отправляющимся въ тѣ мѣстности. Я никогда не забуду чувства, охватившаго меня при видѣ вокзала въ Кривощековѣ. Ярко освященный залъ, который свободно можетъ вмѣстить въ себѣ нѣсколько сотъ человѣкъ, хорошій буфетъ, длинный столъ, накрытый бѣлой скатертью, и одѣтые во фраки лакеи — все это производитъ сильное впечатлѣніе на человѣка, пріѣхавшаго изъ глубокой Азіи.

Близъ Кривощекова кончаются послѣдніе отроги восточныхъ горныхъ хребтовъ. Рѣка Обь составляетъ границу между горной мѣстностью Средней Сибири и обширными степями, которыя тянутся къ западу до самыхъ Уральскихъ горъ. Полотно дороги проходитъ по плодороднымъ черноземнымъ равнинамъ, покрытымъ густой травой и орошаемымъ многочисленными рѣками и озерами. Лѣсовъ совсѣмъ не видно. Путешественники не могутъ нахвалиться роскошнымъ видомъ, какой представляютъ весною киргизскія степи.
Послѣ 75 часовъ ѣзды мы достигли Европейской Россіи у Челябинска возлѣ Урала...

Но это не всё...
Есть ЗАГАДКА по другому тексту.
Вопрос в том, кому мог бы принадлежать вот этот отрывок из некоего текста?
В принципе, имя конкретного лица не важно. Вопрос в том, к кому это лицо могло относиться.
И в каком году происходит действие?

http://images.vfl.ru/ii/1608458350/4cef37fb/32717121.jpg

Отредактировано VECTOR (20-12-2020 18:55:32)

+2

122

Дааа!!!
Полистал книжку Кайзерлинга и нашёл, что действительно первоначально текст был опубликован в его книжке, упомянутой выше.
Вот её к себе на диск скинул: 1898 Robert Graf Keyserling "Japanischen Meer zum Ural. Eine Wanderung durch Sibirien mit Abbildungen."

http://images.vfl.ru/ii/1608461234/af7f48b1/32717547_s.jpg

Кривощёково впервые упоминается на 305-й странице. Вы же сами видите, что там чётко написано Кривощёково и Обь. :)
Вот оттуда далее текст и следует. Проверю, может чего было сокращено в переводе. :)

http://images.vfl.ru/ii/1608461047/69853cfb/32717486_m.jpg

ЗАГАДКА выше ещё пока ЗАГАДКА!!!

+1

123

VECTOR написал(а):

Отрывок из: Кейзерлинг, Роберт. "Сибирь : Из путевых записок гр. Р. Кейзерлинга." 1900

Знакомо

Станция  Кривощёково

0

124

VECTOR написал(а):

Но это не всё...
Есть ЗАГАДКА по другому тексту.
Вопрос в том, кому мог бы принадлежать вот этот отрывок из некоего текста?
В принципе, имя конкретного лица не важно. Вопрос в том, к кому это лицо могло относиться.
И в каком году происходит действие?

Это как-то с Кейзерлингом связано?

0

125

Olga написал(а):

Это как-то с Кейзерлингом связано?

Нет, то - другое.
Кое-что другое напоминает (кое-кого...) ...
Ладно, скажу, что не Ленин.)))
Просто известен текст "перехода" Ленина ч/з Обь, но не только он в ссылку отправлялся, поэтому и другие оставляли свои мемуары.
Ленин вообще с комфортом ехал - за свой счёт, а не через пересыл.
Этот кусок текста относится ещё к пересылу "доленинскому", т.е. в 1896-м. Другого "революционера", так называемого "народовольца".

Olga написал(а):

Знакомо

Станция  Кривощёково

Да, знакомо, но не совсем...
Перевод был уменьшен раз в 50, да и по цензуре не проходил местами. Далее понятно будет почему...
"Перевёл" я интересующий кусок оригинала в оригинальном готическом писании. 
Отдельная проблема в распознавании такого письма. Но я смог! :)
Если кто хочет, то ниже будет перевод последних 9-ти страниц текста. В некоторых местах можно встретить не совсем понятные выражения, но там не так сильно это мешает. Просто мне где-то лень было исправлять, а где-то не мог перевести.)))
Вообще, в самом конце книги есть карта, которая показывает восточную часть пути немца.
Вот она - ниже:
http://images.vfl.ru/ii/1608553969/5c379aa4/32729171_s.jpg

А вот и перевод 9-ти страниц.
Теперь знаю что такое "Сибирский разговор" :) : http://images.vfl.ru/ii/1608547190/bd46fdac/32728314.jpg

...Раскалывание и жевание этих орехов размером с горошину занимает многие часы в жизни многих сибиряков. «Ssibirski rasgowör», сибирский разговор, - это название, данное этому занятию, когда люди часами сидят друг напротив друга, не разговаривая...

Перевод:

Перевод

Доехали до Томска за тридцать шесть часов. Это был самый привлекательный город в глубине Сибири, который я знал. Расположенный в холмистой местности на берегу широкой реки Томь, он лишен регулярности структуры, что придает большинству сибирских городов характер самого скучного однообразия. Его здания, некоторые из которых довольно величественные, также несколько раз окружены деревьями. Когда весной зеленые березки, город должен иметь дружелюбный вид.

Университет занимает первое место среди общественных зданий. Он единственный в Сибири. Прошло много времени, прежде чем правительство сняло озабоченность по поводу строительства центра высшего образования в Сибири. В 1888 г. было решено создать кафедры и для одного факультета - медицинского. Тем не менее, этим был сделан большой полезный шаг, который должен привести к новым. Аранжировки, которые были сделаны до сих пор, превосходны.

В Томске я отделился от г-на Б., которого якобы привязал 169-летний монах и могилу «старого Феодора». Последнее относится к императору Александру I, который, согласно народной традиции, был только предположительно мертв, закончив жизнь простым тружеником в Томске, где каждый год многие верующие совершают паломничество к его могиле, как к месту упокоения святого.

Меня много раз предупреждали о том, чтобы ехать одному по Томской области. Поскольку он особенно богат оседлыми каторжниками и ссыльными, нападения грабежей - обычное дело. В прошлом году были разграблены три почтовых вагона и их пассажиры. Я оставил открытым вопрос о том, насколько эти ужасные истории основаны на правде. Мое желание поскорее вернуться домой перевешивало любые опасения. Да, я даже воздержался от поезда - который, по крайней мере, обеспечивал большую безопасность - и доверился «освобождать» лошадей до Оби; я ехал, как говорит сибиряк, «на веревке». Во всей Западной Сибири, где движение часто настолько велико, что почта не может его обработать, крестьяне на торговом пути управляют коммерческим транспортом путешественников. Пассажира доставляют от одного делового друга к другому, и таким образом он продвигается быстрее и, как правило, приятнее, чем по почте. Эта цепочка возможностей называется веревкой (vjerjowka). Часто он простирается более чем на 1000 км. (*Торговцы часто должны преодолевать более 300 км за 24 часа. Я так и не преодолел 200, хотя ехал со скоростью 22 км в час.)

Железнодорожная станция Кривощековская находится примерно в 200 км от Томска на левом берегу Оби, немного южнее районного города Колывани. Западно-Сибирская железная дорога проходит по довольно прямой линии от Омска до Красноярска, так что Томск остается к северу от нее, который должен быть соединен с основной веткой железнодорожной веткой. С другой стороны, основной почтовый и торговый путь пока проходил через Томск, столицу Томской губернии. На этом участке главной дороги добровольно и по распоряжению правительства также были созданы многочисленные поселения. У его жителей, похоже, тоже все было хорошо, хотя они тоже не были известными фермерами. Тем более, что строительство железной дороги давало возможность для более легкого и лучшего заработка, они ограничивали свое сельское хозяйство только самым необходимым. Когда я спросил явно богатого фермера, что они будут делать, когда железная дорога будет завершена, чтобы им больше не приходилось возить незнакомцев и больше не было работы на строительстве, я получил ответ, характерный для того, как думали эти поселенцы: «Да, тогда, возможно, нам придется работать ".

Тогда люди явно были расточительны. Начиная с Красноярска, пьянство неуклонно росло. В ночь после отъезда из Томска я встретил только одного трезвого человека, который напился вскоре после того, как мы приехали в соседнее село. Он привел меня туда с похвальным побочным намерением привести домой своего сына, который праздновал три дня и чья молодая жена плакала на плите. Я не могу сказать вам, у кого наконец появился второй или кто оба вернулись домой. Отец не стал его искать, пока они с другом не выпили пол-литра шнапса.
В этих условиях пребывание на местах обычно длилось некоторое время. Однако его настигла глупая охота от деревни к деревне. Весь путь от Томска до Кривощековой я прошел за 26 часов.

Последняя поездка на 60 км прошла по необычно дикой местности. Такого количества рябчиков и тетеревов я нигде в Сибири не видел. На некоторых полянах снег был черным от птиц. Казалось, что животные сжались, потому что многочисленные кедры (каменные сосны) давали им обильную и вкусную пищу. Кстати, это предпочтение кедрового ореха вы разделяете с человеческими обитателями Сибири. Раскалывание и жевание этих орехов размером с горошину занимает многие часы в жизни многих сибиряков. «Ssibirski rasgowör», сибирский разговор, - это название, данное этому занятию, когда люди часами сидят друг напротив друга, не разговаривая. Дамы в Восточной Сибири часто заменяют разговор жеванием очищенного древесного сока. Возможно, это занятие, очень полезное для зубов, также можно порекомендовать нашим Kaffeekrünzlerinucn и Ballmüttern. Вкус не плохой и приводит язык в движение, не причиняя вреда другим.

Ближе к вечеру я достиг долины ручья Оби. По обоим берегам были разбиты срубы для железнодорожников. Городок Кривощёково, расположенный на левом берегу, увеличился в четыре раза. Несмотря на сильные холода, здание 1,5-километрового железнодорожного моста строилось активно. Угловые столбы были уже закончены, а центральные столбы уже выступали над ледяным покровом. Работа над последним получила дальнейшее развитие в рамках Bretterthurm (прим. не могу перевести фразу…).

Когда мой возчик только что проехал по крутому левому берегу, к мосту подъехал паровоз с товарными вагонами. Молодой фермер остановил лошадей и молча уставился на чудовище, которого никогда раньше не видел. Еще до этого, когда мы переходили железнодорожные пути, он попросил меня спешиться, чтобы поближе взглянуть на чудесное сооружение. Затем он прошел часть маршрута и с любопытством пощупал рельсы, шпалы и сигнальные столбы. Затем последовал поток вопросов, на которые часто было трудно ответить. Но когда это дитя природы увидело первый локомотив, он совсем замолчал. Он отвел меня в здание вокзала.

Любой, кто месяцами не проезжал по сибирской глуши, не ездил верхом или не ходил по сибирской пустыне в течение нескольких месяцев, кто не ощущал на себе влияния дорог, повозок и ночных кварталов этой страны и досконально знал о нехватке регулярной и хорошей еды, может извлечь выгоду из преимущества Строительство Сибирской железной дороги вряд ли удастся всем, кому приходится ехать в эти регионы. Никогда не забуду то чувство, которое охватило меня, когда я вошел в большой холл приемной Кривощоковой. Комната, в которой могут свободно перемещаться сто человек, и это при ярко горящих керосиновых лампах. Освещение, хороший буфет, длинный белый стол и чисто одетые официанты - это кажется почти потрясающим, если вы приедете из самого сердца Азии. С глубочайшим удовлетворением я бросил мех на одну из широких скамеек по бокам зала ожидания, а затем отправился отдыхать, зная, что теперь я могу легко и комфортно добраться до немецкой границы, несмотря на расстояние в четыре тысячи километров.

В то время поезда в конце Западно-Сибирской железной дороги ходили два раза в неделю. Мне не повезло приехать в Кривощёково через несколько часов после отправления поезда, поэтому мне пришлось ждать на станции три дня. Поэтому, прежде чем закончить описание путешествия, хочу еще раз остановиться, чтобы осмотреть всю Сибирскую железную дорогу. Об Уссурийской железной дороге я уже достаточно рассказал выше. Как уже упоминалось, по первоначальному плану он должен был соединиться с Амуруфербаном. Маршрут последнего был уже обозначен отметками, когда я его ехал. Из моего описания Амурской области читатель, вероятно, получит представление о трудностях, с которыми придется столкнуться инженеру на берегу Амура, и о расходах, которые повлечет за собой строительство этой железной дороги. Для верста там было потрачено в среднем 42000 рублей - наверное, слишком мало. Несомненно, однако, что даже эксплуатационные расходы Амурской железной дороги не будут покрываться доходом на данный момент, не говоря уже о выплате процентов по инвестиционному капиталу. Поэтому все, кто знал экономическую ситуацию в районе Амурджа, справедливо объясняли строительство этой линии политическими и стратегическими причинами. Российской империи нужна железная дорога, чтобы соединить ее части от Балтики до Тихого океана. Но как только у России появилась возможность связать Забайкалье с Уссурийским краем железнодорожной веткой по китайской земле, которая была на треть короче, почти весь интерес к Амурской железной дороге утих. Время их казни с самого начала не было определено. Теперь известно, что Сибирская железная дорога должна выйти из Забайкалья в Зуручайтуй и пройти через Зизичар и Нингуту в прибрежную зону Сибири. Там она должна пересечь Уссурийскую железную дорогу под Никольском.

Итак, русские отказываются от южного порта на восточноазиатском побережье, я читал в нескольких наших газетах после того, как стало известно о контракте на строительство железной дороги через Маньчжурию. В ответ на это утверждение я просто хотел бы обратиться к истории оккупации Восточной Сибири. Петропавловск на Камчатке был первым русским военным и торговым портом на Дальнем Востоке. Оттуда основное внимание администрации было перенесено в Аджан на Охотском море. Однако с оккупацией Амурской области Николаевск стал столицей восточного побережья. Он занимал эту должность всего два десятилетия. Затем «Золотой Рог» стал резиденцией русского правления на берегу океана Зюлен. Но как долго Владивосток будет сохранять свои позиции? Российская политика работает медленно, но верно был известен как «сорвиголова». Российская держава неспешно прикреплялась к Японскому морю, медленно проникая в Китай и Корею. Россия уже является державой, имеющей наибольшее влияние в этих странах. Маньчжурская железная дорога, однако, дает русским новую основу, на которой они могут распространять свое господство более безопасно, чем любая другая европейская держава может сделать из порта контракта. Северный Китай становится областью российской торговли через эту железнодорожную ветку, а вместе с ней и рентабельность. Сибирская железная дорога обеспечена. Но перед сажей не нужен порт, который южнее Владивостока. «Золотой» рог через ледоколы удалось вытянуть за всю зиму. держать открытым для отправки. Так что этого порта на данный момент достаточно. Невозможно предсказать с какой-либо степенью уверенности, будет ли впоследствии в интересах и силах России приобрести еще одну якорную стоянку в Китайском море. Обстоятельства складываются но в том же направлении, что и раньше, не следует сбиваться с пути, полагая, что Россия достигнет порта на китайском море по суше быстрее, чем Англия или Япония по морю. *) (*) Это известно в кругах Германии Высказывались опасения, что Сибирская железная дорога также станет важным импортом азиатских, особенно сельскохозяйственных Посредничество в продуктах и, таким образом, снижение цен на нашем рынке Из этого м. E. В обозримом будущем вопросов не будет. Сибирь относительно бедна сельскохозяйственной продукцией, а дальние перевозки слишком дороги. Главное сельскохозяйственное значение Сибирской железной дороги - экспорт русских товаров в Азию.

Наибольшую головную боль инженерам доставил участок Сибирской железной дороги от Иркутска до Мысовой, на южном и юго-восточном берегах Байкала. Цепочка скал, прижимавшаяся к озеру, представляла собой труднопреодолимое препятствие даже для средств современной техники. В любом случае, успеха начинания можно было ожидать только с использованием таких значительных средств, что сначала думали о другой связи двух берегов Байкала. По оценке, строительство корпуса пути на этом маршруте длиной 312 м должно потребовать капитала в 37 миллионов марок. в то время как аналогичные затраты на 1411-ю западно-сибирскую линию были рассчитаны в 58 миллионов марок. Поэтому Мау планировал заменить поезд паромом, пересекающим Байкал, того типа, который существует между Хельсингборгом и Хельсингером в Европе. Поскольку реализация этот проект, однако, привел к трехмесячному прерыванию прямого сообщения через Байкальскую хижину, поэтому в конце концов от него снова отказались. В настоящее время полным ходом идут работы на южном берегу Байкала.

Даже через болотистую холмистую местность от Обья до Иркутска Schicnenstrang не может пройти без затруднений. Несмотря на все это, надежда на это вполне обоснована; самое позднее к лету 1900 г. путешественник мчался из Санкт-Петербурга во Владивосток частично на поезде, частично на пароходах, а в комфортабельном купе или уютной кабине рассказывали о невзгодах, с которыми путешественник столкнулся в путешествии по Сибири. был ненадолго разоблачен.

Расстояние, которое мне удалось преодолеть по Сибирской железной дороге, примерно такое же, как от Аахена до Мемеля. На нем проще всего было строительство железной дороги. Последние предгорья восточных хребтов заканчиваются у Кривощоковой. Обь образует границу между холмистой местностью Центральной Сибири и гигантской степью, простирающейся на запад до Уральских гор. Это плодородные поля, простирающиеся по обе стороны железной дороги. Сочная трава вырастает из чернозема, который омывают многие реки и прерывают многочисленные озера. Тщетно смотрит глаз из леса. Обилие остальной растительности киргизских степей и особенно ее чудесных цветов не могут похвалить все путешественники, посетившие их весной.

Когда я спешил через них в поезде, конечно, растительности не было видно. Первые метели уже накрыли обширные территории и покрыли их белым халатом. Лишь кое-где на белой земле выделялись коричневые линии, как складки этой мантии, или сверкающие ледяные поверхности, как украшения с бриллиантами.

Дикие животные почти не появлялись. Время от времени из камыша с любопытством выглядывал волк. Но с наступлением зимы бесчисленные водоплавающие птицы, населяющие озера, ушли. Зато в стадах домашних животных недостатка не было. Степь густонаселенна по сибирским меркам *) (в киргизских степях - 1 860 000 жителей, так что на большой квадратной миле они бесплодны. Из них 14% - русские). А кыргызы, как и русские, питаются в основном скотоводством. Первые преобладают. Их сани останавливались на всех станциях. С их высокими капюшонами из овечьей шкуры *) (см. фигуру киргиза на обложке) они были единственными замечательными существами на протяжении всей поездки.

Западно-Сибирская железная дорога также подтвердила хорошую репутацию РЖД в плане размещения пассажиров. Только отличные в остальном палаты буфеты еще не были созданы в достаточном количестве. Я встретил только двоих из них между Обью и Уралом. Тем не менее, мы страдали от избытка пищи, а не от ее недостатка. Деревенские жители появлялись почти на каждой станции с хлебом, жареным мясом, рыбой, гусями и другими съедобными товарами, которые продавали по удивительно дешевым ценам. Например, купили красивого жареного гуся за 0,70 руб.

На всех остановках также была бесплатная кипяченая вода, чтобы каждый мог полностью удовлетворить свою потребность в чае. Тем не менее, различные упорные сибиряки были недовольны. Один гневно сказал: «На почте лучше. Здесь нужно слишком спешить. Там ты спокойно выпиваешь свой стакан чая, уходишь, когда захочешь, и можешь удобно устроиться в тарантасе. Все, чего нет в этом изобретении дьявола, в поезде ». А у нас действительно было довольно комфортное пространство: У каждого была мягкая скамья, на которой он мог растянуться сколько душе угодно.Чтобы обеспечить комфортный ночной сон для всех путешественников, даже когда поезд был очень загружен, в вагоне поезда были размещены три койки для отдыха друг над другом. Над ним - вместо багажной сетки - была праздничная деревянная кладовая, накрытая матрасом. Этим третьим этажом, конечно, могут пользоваться только умелые и не слишком тучные люди, так как на него нужно подниматься по лестнице. Возмущение всех попутчиков было как здорово, что ей наложили такое навязывание. В то время никого не заставляли показывать свои гимнастические способности. Привыкшим к свободе сибирякам рассказали о плохих умывальниках. Один из джентльменов даже казался недовольным моим ежедневным потреблением воды, поскольку на третье утро пути он сказал мне: «Ты опять умываешься? Вы знаете, что медведь никогда не моется, но всегда чист ».

Очень заботливая аранжировка заключалась в том, что все дверные ручки были завернуты в ткань. Когда мы приехали в Омск, столбик термометра был поднят - 46 ° C. При такой температуре кожа прилипала к холодному утюгу или латуни, а также к раскаленному металлу. В остальном же холод никакого дискомфорта не доставлял. Это правда, что в прогретом вагоне-купе путешествовать было удобнее, чем в санях. Поэтому я предпочел не выходить из поезда даже в Омске, чтобы побывать в городе в нескольких километрах от вокзала. Я уже достаточно наслаждался свежим воздухом во время поездки на санях по Иртышу, переход которого еще не завершен, и я ожидал от посещения города не меньше удовольствия, чем от большинства других сибирских провинциальных столиц. Так что я позволил паровой лошади отвезти меня прямо в европейскую часть России, до которой мы добрались около Челябы на Урале после семидесяти пяти часов пути.

Уральские горы пересекаются за день. Отсюда открываются восхитительные виды, но любители природы наверняка не найдут поездку в горы центральной Германии гораздо менее интересной. Я без сожаления увидел, как его леса исчезли вдали.

Еще двадцать четыре часа езды по широким плодородным равнинам, и воды Волги скользили под нами и под гигантским мостом через Сызрань. Затем мы прошли через темнохвойные леса Пензы и мимо промышленных деревень и городов, таких как Тула, пока, наконец, перед нами не предстала Мать-Москва с ее сотнями соборов и церквей, купола которых долго сияли на солнышке.

КОНЕЦ!!!

Отредактировано VECTOR (22-12-2020 12:33:41)

+4

126

VECTOR написал(а):

Есть ЗАГАДКА по другому тексту.
Вопрос в том, кому мог бы принадлежать вот этот отрывок из некоего текста?
В принципе, имя конкретного лица не важно. Вопрос в том, к кому это лицо могло относиться.
И в каком году происходит действие?

В конце XIX века первый из известных мне этапов на территории будущего города находился на Межениновской (примерно на углу с Красноярской). В 1901-м переведён на Нарымскую.
Возможно, гостей привозили ночевать именно в 1-й. Нужен весь текст.
Тогда время - рубеж веков.

Отредактировано golod (01-01-2021 17:16:25)

0

127

golod написал(а):

В конце XIX века первый из известных мне этапов на территории будущего города находился на Межениновской (примерно на углу с Красноярской). В 1901-м переведён на Нарымскую.
Возможно, гостей привозили ночевать именно в 1-й. Нужен весь текст.
Тогда время - рубеж веков.

Время известно - то 1896-й, т.е. примерно за год до "Ленина".
Этот самый "этап" скорее всего вблизи вокзала и был, т.е. на Челюскинцев (Межениновской), как и говорите. По полному тексту понятно, что недалеко от вокзала.
А по тексту... По тексту могу сказать кто и автор, хотя, полагаю, что никто его и не знает: Шебалин М. П.
Ленин-то вообще как на "курорт" в свою ссылку ехал, года на 2,5 и не по этапу, а за свой счёт (своим ходом, без конвоя) - обвинение его, видать, было не слишком тяжким.
А вот этот автор текста уже шёл по более значимым делам. Так называемые "народовольцы" планировали непосредственные "акции" против представителей власти, в том числе и против Александра II.
Его в повязали в 1884 г., он отсидел 12 лет в  Шлиссербургской крепости , а потом его перевели в 1896-м на поселение в Якутию, откуда он уже вернулся назад в "столицы". И взялся за "старое"... Потом ч/з некоторое время опять повязали на 2 года. Вышел - опять за "старое" - упёртый, короче...
Ну, с ним понятно - "идейный"... А вот почему он выжил после всех тюрем и ссылки можно как-то представить по тому, что он написал. Если принимать за правду всё написанное, то создаётся впечатление о довольно гуманном отношении рядовых представителей царской власти к этим "политическим" заключённым.
Когда власть поменялась, то особо с бывшими представителями "режима" так не церемонились, как мне представляется.
Ежели кто хочет, то ниже одна из глав книги-мемуров 1935-го с упоминанием прибытия в Кривощёково, которую я перетянул в обычный текст...

Свернутый текст

http://images.vfl.ru/ii/1609571839/f662c7d5/32832445.jpg

III
МОСКВА—КРАСНОЯРСК
    Еще в дороге конвойный офицер сказал нам, что нас не задержат в Московской пересыльной тюрьме, а прямо с вокзала отправят дальше. По прибытии поезда на московский вокзал этап был уведен, а мы были сданы жандармскому офицеру, который, оставив нас в том же вагоне, приставил к нам двух унтеров, которым велел купить нам хлеба и принести кипятку. Помнится, приходили какие-то чины посмотреть на нас, сидевших в опустевшем вагоне, но разговоров не помню. Потом через несколько часов после прибытия нас перевели в вагон, стоявший на соседнем пути, оказавшийся обыкновенным вагоном 3-го класса с отоплением и отдельным купе, только на окна были прикреплены наскоро решетки. Когда нас вводили в вагон, два слесаря кончали прикрепление решеток и вызвали неудовольствие жандарма, сказавшего: «все еще возитесь? Ну, живее кончайте!» Слесаря скоро ушли, ушел и офицер в отдельное купе, мы же с Суровцевым поместились на двух длинных лавках под присмотром двух жандармов, сидевших у противоположного окна; двое других сидели, или лежали в глубине пустого вагона.
    Вагон передвинули, очевидно, прицепили к поезду. Успел я через не совсем замерзшие стекла окон заметить, что стоим мы у вокзальной платформы, по которой двигалось много народа, среди которого мне бросились в глаза молодые люди, одетые в одинаковую, мне неизвестную форму, стал догадываться, не студенты ли это. Опять прошло порядочно часов; я, помнится, задремал, лежа на своей лавке с мешком под головой, и вдруг проснулся от шума. Вижу много военных, два—три офицера, солдаты. Один из офицеров, капитан, с сердитой миной заглядывая в бумагу, которую он держал в руках, громко спрашивал: «Как фамилья?» «Где вещи?» Увидя наши убогие мешки, изобразил на лице удивление и даже что-то фыркнул и опять вопросил: «Это все? А под скамейками?» «Ничего нет, ваше благородие!»— ответил за нас фельдфебель, взглянув под скамейки. «Сидите на этих двух скамьях. А вы,— обратился он к двум солдатам,— станьте тут и смот-ри-те!»—протянул он многозначительно, подняв указательный палец. Остальные солдаты разместились по вагону, офицеры ушли в отдельное купе, откуда еще некоторое время доносился зычный басок капитана; но, что он говорил, мы не разобрали. Затем жандармские офицеры и унтеры ушли, с нами в вагоне остались только шесть человек солдат с фельдфебелем. Вагон тронулся, кажется, он был прицеплен к пассажирскому поезду, мы сидели или лежали на наших скамьях, у которых дежурили два солдата с обнаженными саблями, сменяясь каждые два часа.
    Промелькнуло несколько станций; истопник по временам показывался в вагон, но близко к нам его не пускали; солдаты разговаривали между собою вполголоса; словом, атмосфера была довольно строгая, напряженная. Но вот капитан вышел из своего купе, что-то поговорил с фельдфебелем, потом подошел к нам, внимательно посмотрел и сказал, обращаясь к нашим караульным: «Ну, довольно! Чего с шашками вдвоем! Останься один, садись вон там!»— указал он на боковую одиночную скамейку. Потом он обратился к нам: «Скажите, господа, кто вы такие и что за «историю» с вашей отправкой делает начальство? Сколько лет я вот служу тульским конвойным начальником и ни разу не пришлось видеть такой комедии!» Разумеется, мы не могли ему разъяснить это недоумение, сказали только, кто мы и откуда, а он оказался очень добродушным человеком, и мы долго с ним беседовали. Сообщил он нам, что поедем мы с ним до Пензы, там он нас сдаст пензенскому конвойному начальнику, который сдаст уфимскому, и так далее, причем вагон пойдет с нами один и тот же до Кривощекова, т. е. до Оби. Каждый начальник о благополучной сдаче и приемке должен телеграфировать в Питер. Каждому конвойному начальнику имеется отдельный пакет: «Пакетов! во сколько!» — показал он руками. От него мы узнали, что Сибирская железная дорога работает уже до Красноярска, так что только от Красноярска поедем на лошадях. Вот эту процедуру нашей ссылки он, по справедливости, и называл «комедией». Действительно, такой способ ссылки ни прежде, ни потом не был в ходу. После нас через 1,5 года отправили из Шлиссельбурга Панкратова и везли его этапом. Отдельно от этапа возили политических очень редко и то с жандармами, а не с конвойной командой. Разговорились мы с офицером попросту за чаем, который он приказал подать нам в наше отделение. Мы сообщили ему вкратце свое прошлое, он—свое. Окончил он шесть классов гимназии: «дальше не пошел, бо греки мешали»; был он украинцем. Жаловался он на трудность помещать детей в учебные заведения. О политических и общественных делах почти ничего, однако, не говорил. Хвалил Витте, проведшего реформу денежного обращения, показывал нам новые деньги, золотые и бумажные, невиданные нами столько лет. Запомнился курьезный эпизод. Когда мы продолжали нашу беседу после остановки у какой-то большой станции, фельдфебель доложил офицеру, что два жандарма просятся к нам в вагон. «А на кой они мне чорт нужны, — закричал офицер, — пусть едут, где хотят!». «Вот видите, — обратился он ко мне, — отдано распоряжение, чтобы от одной узловой станции до другой наш вагон сопровождали ещё железнодорожные жандармы! У меня семь человек, я восьмой, а для чего еще два жандарма? Ну, не комедия ли?». Так он и не приказал впустить жандармов; ночью, впрочем, фельдфебель впустил двух жандармов, и я слышал, как они жаловались, что в поезде битком набито, негде прилечь, а в нашем вагоне свободно. «А, это они?» — услышал я вопрос, и две жандармских головы поднялись из-за спинок скамеек и внимательно посмотрели на двух мирно спавших на своих скамьях стариков, виновников стольких хлопот.
Мне в это время не спалось: новые впечатления от разговоров с офицером при всей их убогости были так сильны для замаринованных тюремным режимом нервов, что с трудом удавалось заснуть, как будто и крепко, но вдруг проснешься... опять пободрствовав, задремлешь...
     В Пензе принял нас капитан, дряхлый седой старик, который, несомненно, получил о нас очень хорошую рекомендацию от тульского конвойного начальника, потому что отнесся к нам очень внимательно и гуманно, хотя, видимо, очень боялся, если не нас, то своего начальства, пославшего ему телеграмму и пакеты об этих «секретных», с которыми, видимо, он не знал, как себя держать. Проехали мы с этим конвоем благополучно до Уфы и в лице уфимского конвойного начальника встретили человека опытного в конвоировании политических.
     Приняв нас по всей форме и распорядившись о дежурстве при нас двух солдат, правда, без обнаженных шашек, уфимский капитан удалился в свое купе. Когда поезд пошел полным ходом, фельдфебель подошел к нам и вполголоса сказал: «капитан просит вас, господа, пожаловать к нему в купе попить чайку». Суровцев, как я уже говорил, не признавал не только чая, но и кипятку, да к тому же в данное время хотел спать, и, конечно, любезное приглашение это отклонил, я же принял его с удовольствием.
     Когда я вошел в купе, здоровый лет 40—50 капитан с роскошной темнорусой бородой привстал мне навстречу и сказал: «Позвольте познакомиться, капитан Рутковский, многих ваших товарищей встречал: я, ведь, служил прежде в Тюмени. Вот, например, Федора Николаевича Юрковского хорошо помню; как он поживает в Шлиссельбурге?» — «Он умер в прошлом году», — ответил я. «Царство ему небесное! — сказал капитан, крестясь, — хороший был человек!»
     После такого начала мы с ним довольно долго поговорили, вспоминая тех, кого ему пришлось конвоировать. Юрковского он запомнил в особенности потому, что случилась какая-то «история» (в чем она заключалась — не помню), во время которой Юрковский вел себя с большим достоинством и твердостью, но вместе с тем с таким тактом, что история не кончилась трагедией. Помнил он и Попова Михаила Родионовича и всех тех, которых привезли с Кары к нам в Шлюшин. На мой вопрос: «Ну, а теперь много ли политических ссыльных проходит через ваши руки?» Он сказал: «Идут, только они называются не народовольцами, а как-то иначе... точно не помню»... Повидимому, он не решался назвать это направление и притворялся, как мне показалось, непомнящим, забывшим это название. На мои недоуменные вопросы он, как бы вспоминая, начал: «Вот в Германии партия существует»... — «Социал-демократы»,— подхватил я. «Да, да, социал-демократы»,—сказал он наконец. «Значит, — пробовал я уточнить,— появилась новая партия, социал-демократическая, а народовольцев уже нет?» — «Не могу я вам точно об этом сказать, но, повидимому, так; впрочем, недавно прошли политические, которые обвинялись в принадлежности не к социал-демократической партии, а к другой партии, не «Народная Воля», а «Народное... Право», выговорил он, опять поколебавшись несколько мгновений.
    Так от конвойного начальника я впервые узнал о существовавших тогда в России организациях. О программах этих партий, конечно, трудно было допытываться от конвойного капитана, должно быть, и не знавшего толком об этих программах, да к тому же, видимо, конспирировавшего.
    Сказал он мне в заключение нашей беседы, что довезет он нас до Кривощекова, и на мой вопрос, где и что это за станция, он объяснил, что это станция на берегу Оби, через которую еще не построен мост; нам придется покинуть вагон и переехать Обь на санях, чтобы сесть в другой вагон, в котором и доедем до Красноярска. При этом он подтвердил, что и в дальнейшем мы будем совершать наш путь на почтовых так же торжественно, по крайней мере, до Иркутска; нас будут сопровождать конвойные начальники с шестью солдатами и фельдфебелем, сдавая следующим этапным начальникам. Для каждого конвойного начальника имелся пакет, обязательные телеграфные уведомления и пр.
    Таким образом на ст. Кривощёково появился новый конвой с пожилым, уже седым, но очень бодрым капитаном. Побеседовав с прежним конвойным начальником и приняв от него все пакеты, он подошел к нам и весело сказал: «Ну, собирайтесь, закутывайтесь теплее, мороз 40°!». Мы встали со своих скамеек, держа в руках наши мешки и одетые только в армяки, т.е. в том, в чем нас посадили в вагон в Питере, и я сказал: «Мы готовы, капитан!» — «Как готовы! А шубы, а бродни, а вещи?» — «Ничего этого у нас нет!» — «Да как же я вас повезу? Вы, буквально, замёрзнете! Это чорт знает что такоё, отправлять людей в таком виде! Я телеграфирую главному инспектору тракта!»— продолжал возмущаться новый конвойный; Рутковский отозвал его и стал что-то ему говорить. Урывками я слышал, как новый конвойный продолжал негодовать: «Ну, в вагоне тепло, но ведь от Красноярска повезут на почтовых... Это беззаконие отправлять людей без всего... хороша Петербургская пересыльная тюрьма...» Оба офицера вышли из вагона, а у меня впервые мелькнула мысль, что в самом деле высшее начальство тайно рассчитывало на то, что нас заморозят, или, по крайней мере, насмерть простудят... Ведь там все было предусмотрено (пакетов — во!), столько людей занято этой «комедией», столько денег эта «комедия» стоила, а полушубков и валенок не дали... Но, к счастию, мы не замерзли. Через некоторое время принесли нам два огромных тулупа, какие-то полости... «Вот, добыл на время!»— сказал бравый капитан. Усадили нас каждого с тремя солдатами в кошеву, укутали ноги полостями, — и мы понеслись через Обь к этапке, где мы должны были просидеть до отхода поезда.
    Этапка была полна арестантов, но нас посадили совершенно отдельно, правда, в проходной комнате, на больших нарах под охраной двух часовых, которые никого к нам не подпускали. Там мы пробыли часа 2—3, закусили, напились: я кипятком, а Суровцев свежей водой, и затем водворены были после небольшого перехода в новый теплый вагон со всем нашим конвоем, заняв только половину вагона. Без всяких приключений, если не считать отчаянной зубной боли, которая стала мучить меня на этом перегоне и против которой под конец пути конвойный начальник добыл мне зубные капли от какой-то офицерши, ехавшей в нашем поезде (на станциях, по словам конвойного, никаких лекарств достать нельзя было), мы благополучно доехали до Ачинска. Здесь нас принял «сам» инспектор этапов от Красноярска до Иркутска и очень быстро перевез нас на почтовых тройках, укутав в какие-то шубы, через р. Чулым, на которой не было еще моста, посадил снова в вагон, и через несколько часов мы были в Красноярске, где железнодорожный путь тогда кончался...

Отредактировано VECTOR (02-01-2021 15:46:13)

+1

128

Обская слободка, Нахаловка, 1919 г.
Фото из альбома одного из чешских полков

http://images.vfl.ru/ii/1624634504/4a305a7d/34949577_m.jpg

+1


Вы здесь » НОВОСИБИРСК в фотозагадках. Краеведческий форум - история Новосибирска, его настоящее и будущее » Книги и публикации » Путевые записки о Кривощёково/Новониколаевске/Новосибирске