НОВОСИБИРСК в фотозагадках. Краеведческий форум - история Новосибирска, его настоящее и будущее

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Овчинников Иван Афанасьевич

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Овчинников Иван Афанасьевич.

/29 июня 1939, село Нижний Ашпанак Чуйского района Алтайского края – 18 февраля 2016, Новосибирск/.

0

2

Иван Афанасьевич Овчинников
http://images.vfl.ru/ii/1529638856/6a031dec/22204325_m.jpg

Поэт, прозаик, фольклорист. Один из основателей фольклорного движения в современной России. Поэтический дебют – в легендарном сборнике «Гнездо поэтов» (Новосибирск, 1989).
Автор вышедших в Новосибирске книг: «Мил-человек» (1991), «Стихи» (2003), «То ли к нам, от нас ли» (2003), семи книг художественно-публицистической прозы «Записки из города» (2010-2013).
Публиковался в неформальных изданиях «Зелень», «Левая Сибирь», литературных альманахах, журналах и периодических изданиях, в том числе во Всесоюзном «Дне поэзии», в журнале «Сибирские огни». Его стихи вошли в Антологию «Самиздат ХХвека»: Минск-Москва: Полифакт, 1997; в двухтомник «Русские стихи»: Москва:Летний сад, 2010. Лауреат премии журнала «Горница» /Новосибирск/. Член СП России.

Творчество

* * *

В КВАРТИРЕ
(перевод с фотографии)

Между двух пианино
гость. Он добрый бедняк.
Странно, странно — в квартире
два рояля стоят.

Чтобы двое дуэтом
играли в гостях.
Без гостей в нашей бедной
жизни выглядит странно.

Правда, я бы не смог.
Только я за одно,
а пустое другое.
Вообще-то прекрасно.

Вспомни — едешь и облака...
Чуть читаешь газету
в чьих-то руках.
А в своих — сразу скучно.

Два рояля стоят.
Даже можно не пьесу
сочинить, можно — стих.

* * *

Прогулка

Я, предположим, постарел.
Лицо – апофеоз заботы.
Живу и тихо жду предел.
Тяну, как тянут до субботы.

А каждый день часам к пяти
я появляюсь возле сада.
Привычка лет. По ней найти
меня легко, кому вдруг надо.

Всё то же тёмное пальто.
Где всё успеть!
Иду, припоминая, кто
меня не мог терпеть.

И для кого я был весом,
и даже где что ляпнул.
Перебираю то и сё.
И поправляю шляпу.

Примерно десять лет назад, –
Прошло – как ты уехала.
То были добрые глаза,
как эхо.

Всё забывается – и пусть.
А мы становимся умнее.
Хотите слышать, как я злюсь?
Вот трость стучит чуть-чуть сильнее.

Да, я один, седой, бездетный,
в толпе сугубо автономен.
Иду купить себе газету.
Последний номер.

наиболее полное собрание https://yadi.sk/i/2h_pzgRE3YEJjk книга "Я помню, помню всех, кого любил..."

Статья

…  В тот день, в тот час, в тот миг, когда Новосибирск прощался с Иваном Овчинниковым, казаки с непокрытыми головами стали возле него в полукруг и запели

поэту, своему песенному «атаману» протяжную прощальную… Пели слитно, слаженно, неколебимо, и от этой слитности, казалось, что и сама природа приутихла в своей материнской

печали как женщина, потерявшая любимого сына. Сразу же за погостом светлым клином заканчивалась березовая роща, а над ней своим чередом шли на малой скорости февральские

сплошные облака. И вот, в тот момент, когда казаки выдыхали: «прости… прощай…», а прощавшиеся молились, облака расступились на мгновение, и в небе явственно обозначилась

мужская фигура со склонённой над собравшимися головой – то, несомненно, был знак свыше, означавший, что светлая душа поэта незримо присутствовала с нами в миг расставания. Так

она и осталась на кадре у тех, кто снимал… Даже и в этом он остался таким, каким был в земной части своей жизни: надёжным русским православным человеком. Недаром написал такие

строки: «Помолись, чтоб не меняться…»

Он, ИВАН АФАНАСЬЕВИЧ ОВЧИННИКОВ, – явление в русской литературе и фольклористике. Долгое время, как писал Николай Шипилов, о нём шумела Москва, и до сих пор гуляет эхо в её

художественной элите, цитируются давно ставшие «народными» Ивановы «мимолётности», вроде: «Пляши, пляши, Плисецкая – всё стерпит власть советская…». Человек, при жизни ставший

легендой, определивший своим редчайшим литературным вкусом ряд направлений неиздававшейся поэзии и прозы, сам сохранивший при этом здоровую, «нечернушную» основу своего

творчества и мировоззрения.

Что касается его литературных трудов – то это неисчерпаемый кладезь. То, написанное им, казалось бы незначительное скромно-большое, как и сам он, однако же таково, что убери

его творчество из памяти каждого из нас – и тьма сгустится. Иванова неподкупность, ненастырная сосредоточенность благих дум и намерений, энергичное песенное мужество,

цельность натуры – всегда внушали духовное желание быть рядом с ним, служить Отечеству, жаждать от жизни любви, красоты и надёжности. Такой, как в дорогом его сердцу областном

Центре русского фольклора и этнографии, да и в самом этом великом спасительном движении, у истоков которого он стоял с Вячеславом Асановым с самого начала, и которому отдал

без малого полсотни лет, выпестовав и поставив на столбовую русскую дорогу сотни ребятишек, которые дальше понесут это чувство глубокого радостного творчества и память о своем

чудесном Учителе.

Мы люди одной беды и одного и того же счастья, дорогой ты наш товарищ, Иван-чай Овчинников. И мы по-прежнему верны нашей юности, стихам и дружбе, которые и сейчас, по

прошествии многих лет жития, не нуждаются в индексации. Спасибо судьбе, что мы вместе с тобой пили рассол обской воды, разлитой по тарелкам, на которых стояло непогасимое

тавро тех лет: «Общепит», что мы хлебали стихи не мельхиоровыми, а оловянными ложками вместе с прекрасными русскими поэтами – твоими друзьями.

И как душа плачет о чём-то несбывшемся, так и твои стихи, как народные молитвы, как песни: тревожат и разволновывают, питают и исцеляют, а все твои книги являются светлым

поклоном нашему благословенному Отечеству, отчему дому, русской идее, русской песне. Прощай, Иван.

Берегите поэтов!

http://novosibirsk.bezformata.ru/listne … /45103178/

Биографическая справка

Иван Афанасьевич Овчинников родился 29 июня 1939 года в селе Нижний Ашпанак Алтайского края в большой старообрядческой семье, где он был последним, шестым ребёнком.
Отец, Афанасий Савельевич, фронтовой разведчик, смертью храбрых погиб на войне. Мать, Анна Иосифовна, поднимала детей одна, у нее хватило сил всех поставить на ноги, дать образование, привить им веру и трудолюбие. Она ушла из жизни в возрасте 100 лет. Иван до 2-го класса учился в местной Нижне-Ашпанакской школе Чуйского аймака, потом в селе Тайна́ в школе-семилетке. Когда ему было 9 лет, семья переехала в Новосибирск, и Иван по месту жительства попал в знаменитую в городе школу № 10, где учился с будущим известным писателем и драматургом Евгением Харитоновым, а во дворе крепко сдружился – и на всю жизнь – тоже с будущим замечательным поэтом Валерием Малышевым. Здесь, «на соревновании» с ними, он и начал писать стихи. В 1957 году поступил на завод «Коминтерна», где работал и параллельно учился до десятого класса в 6-й школе рабочей молодёжи, которую закончил в 1958 году.
1 ноября 1961 года был призван в армию, служил матросом-сигнальщиком на малом ракетном катере в составе Каспийской флотилии. По состоянию здоровья 22 сентября 1962 года был досрочно демобилизован.Далее – учеба на филфаке Новосибирского педагогического института, откуда он ушел с 4 курса. В эти же годы он активно участвует в литературном семинаре И.О. Фонякова, где знакомится практически со всем кругом новосибирских поэтов, в том числе и с будущими авторами сборника «Гнездо поэтов».
На этот период приходятся и его «вылазки» в Москву и Ленинград, где он, желанный гость в столичных художественных кругах, сводит знакомство со многими примечательными личностями того времени: Леонидом Губановым, Венедиктом Ерофеевым, Иваном Ахметьевым, Людмилой Петрушевской, Евгением Сабуровым, Леонидом Иоффе, Эдуардом Лимоновым, Валерием Беляковичем, Владимиром Леви, Леной Гулыгой и др.
В творческом отношении эти годы, судя по рукописям, были пиком его поэтической активности, а многое из написанного теперь считается классикой. Однако в этот же период он начинает остро ощущать «недостаток воздуха» в однокомнатной квартире поэзии, его алтайская душа мучительно жаждет и ищет новой свободы самовыражения,  как это было при первой встрече с фольклорным ансамблем Дмитрия Покровского в  Москве в семидесятых годах. И вот ещё одна, в 1982 году – судьбоносная встреча с Вячеславом Асановым – основателем Новосибирского областного Центра русского фольклора и этнографии, ныне вице-президентом Российского фольклорного Союза, членом Союза композиторов России.
И получается почти 35-летнее служение Ивана Афанасьевича Овчинникова русскому фольклору, корневому жизненному укладу, народной традиционной культуре.
Он лауреат многих песенных фестивалей и конкурсов. Но и свою первую любовь – Поэзию он не покинул и не оставил: свидетельство тому – участие в коллективном сборнике «Гнездо поэтов», две самостоятельные поэтические книги и три книги прозы. В 1995 году был принят в члены Союза писателей России.
Для Новосибирска Иван Афанасьевич Овчинников – светлое имя.
Дни памяти И. А. Овчинникову: 29 июня родился, 18 февраля ушел из жизни.

из книги "Я помню, помню всех, кого любил..."

Знакомый домик?

http://images.vfl.ru/ii/1529638856/cfd73f54/22204326_m.jpg

+1

3

вот ещё фото из книги:

http://images.vfl.ru/ii/1529640758/89ff9490/22204714_m.jpg

сможем узнать, что за место?

0

4

Evstafiy написал(а):

Иван Афанасьевич Овчинников


Читаю его книгу, наслаждаюсь, смеюсь. Спасибо, Evstafiy, за тычок :)

Герой романа «Война и мир» Пьер Безухов. Впрочем, наибольший интерес вызывает героиня романа Наташа Ростова…
Что в них геройского?


Когда это завелось – называть героями персонажей…


Действующее лицо. Это как? Если только носом катить горошину.


Не люблю выходцев из народа. Из них уже никогда не бывает входцев. Никуда не выходили, где бы ни были: Шаляпин,
Есенин, Миша Евдокимов. И вот Коля Шипилов… Всем царство небесное.


А во что мы одевались, как ели после войны – это теперь большой секрет. Почти некому вспоминать. Почему многие
из нас тянулись тогда в восьмом – девятом классе из подвалов, из бараков к Тургеневу, к Чехову, к Евгению Онегину.
Так это было далеко от наших сараюшек и самодельных клюшек, скучных пальтишек.


В общем читать - не перечитать. Восторг!

+2

5

Olga написал(а):

Читаю его книгу, наслаждаюсь, смеюсь. Спасибо, Evstafiy, за тычок

В общем читать - не перечитать. Восторг!


пожалуйста, очень рад, что понравилось.

а мне коротенькие, чем-то хулиганские, запали

* * *
Помнит она о нас
через все свои полосы.
А потому, что мы –
Нинкина молодость.

* * *
Согласен, ты эти слова
по радио грустно пропела.
Но в печку толкать дрова
ты в ноябре не умела.

* * *
Зелёный змий, как аэростат.
Ему отрубишь голову,
а у него их две
вырастат.

ПРАВИЛА

Если ты не трезвый, детка,
надо вдоль забора красться.
Если ты не красна девка –
красся.


я подобные, по настроению, по игре, у Олега Григорьева припоминаю

0