НОВОСИБИРСК в фотозагадках. Краеведческий форум - история Новосибирска, его настоящее и будущее

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Бандитский террор.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

85 лет назад власти Новониколаевска в мирное время вынуждены были ввести военное положение.

Это первый и единственный случай в истории нашего города, когда у нас было введено военное положение. Казалось бы, все позади: Февральская, Октябрьская революции и даже Гражданская война… И вот после всех этих катаклизмов в 1921–1922 годах в Новониколаевске началось такое, что мирным путем справиться уже не удалось.

Просто так всех не поймать

Сыграло роль местоположение нашего города, то, что он находился на перекрестке путей, являясь крупным транспортным узлом. В те годы через него проезжали и проходили толпы голодных, нищих спецпереселенцев, беженцев, уголовников. Сбежавшие из лагерей выбирали Новониколаевск местом, где можно было легче всего затеряться среди горожан. Поэтому неудивительно, что в конце 1921 — начале 1922 года преступность в нашем городе приняла небывалые размеры. По ее росту Новониколаевск среди крупных промышленных центров занимал первое место. Город потонул в вооруженных грабежах, кражах со взломом, убийствах. Больше всего страдали Ипподромский район, что ближе к базару, и Вокзальный. Не забывали преступники и центральные улицы города.

Работники уголовного розыска старались изо всех сил, но раскрыть все кражи и выловить всех преступников было просто невозможно. За одни сутки (чаще всего ночью) по городу совершалось 12–20 краж.

При каталажной камере губрозыска ежедневно содержалось 40–50 человек. Время от времени уголовный розыск публиковал сведения об «уголовщине Новониколаевска» на страницах местных газет. Например, за период с 15 февраля по 15 марта было совершено четыре вооруженных грабежа, убытки от которых составили 900 млн рублей. Простых краж насчитывалось 285 на сумму 6 млрд 763 млн рублей. Милиции удалось раскрыть три ограбления и вернуть имущество на сумму 800 млн рублей. При простых кражах потерпевшим гражданам угрозыск вернул вещи с 1 по 15 марта на сумму 1 млрд 436 млн 950 тыс. рублей.

За месяц было арестовано за кражи 225 человек, произведено 95 обысков, обнаружено и отобрано у грабителей шесть наганов, одна винтовка и три поддельных печати.

Несмотря на все предпринятые усилия, угрозыск считал, что «организованной уголовщине надо противопоставить нечто большее, что могло бы бороться с возрастающей цифрой преступлений».

На особом положении

Такой мерой стало введение военного положения. Это решение приняли Сибревком и реввоенкомат войск Сибири по согласованию с Президиумом ВЦИК.
«Приказ
Войскам Новониколаевского гарнизона
22 марта 1922 г. N 33, г. Новониколаевск
§ 1
Ввиду развивающегося в г. Н-Н и его окрестностях уголовного бандитизма (дерзкие грабежи, убийства и конокрадство) на основании приказа Помощника Главнокомандующего всеми вооруженными силами Республики по Сибири N 36/31 г. Н-Н и его окрестности радиусом на 25 верстах с 6 ч. утра 23 марта с. г. объявляются на военном положении…»
И далее: «После 24 часов хождение по городу воспрещается…
Начальникам войсковых частей, управлений, учреждений и заведений, а равно и гражданских учреждений, сотрудники которых нуждаются по роду службы в разрешении свободного хождения по улицам после 24 часов. Немедленно представить коменданту города списки на предмет получения пропусков. Списки должны быть подписаны начальником и комиссаром… Администрации театров, цирка, организаторам всякого рода собраний, сходок, вечеров и проч. Заканчивать представления и собрания не позже 23 1/4 часов… Организаторам всякого рода собраний, сходок, вечеров и проч. Предварительно испрашивать мое разрешение, для чего не позднее чем за 48 часов до собрания представлять коменданту города программу собрания, сходки, вечера и сообщать фамилии ответственных распорядителей…»

Коменданту города приказывалось установить патрулирование по городу, чтобы«не допускать грабежей, насилия и убийств;
прекращать разрешенные собрания, всякого рода вечеринки и пьянство;
всех проходящих и проезжающих по улицам после 24 часов останавливать, спрашивать пропуск и удостоверение личности. Не предъявивших такового задерживать и направлять в комендатуру независимо от занимаемого ими служебного положения…
Начальник гарнизона губвоенком Беликов
Адъютант Мих. Куринов».

Против оказывающих вооруженное сопротивление при задержании и при попытке к бегству патрулям разрешалось применять оружие.

Однако, по словам начальника губернской милиции, «объявление Новониколаевска на военном положении как мера борьбы с бандитизмом и прочей уголовщиной на численности уголовных преступлений не сказалось». Отменили военное положение лишь 14 апреля.

Место разбоя — везде

Больше всего грабители «любили» обчищать склады, магазины, амбары, забирая продукты и мануфактуру. Со склада Сибдальвнешторга было унесено товаров на сумму 1980 рублей в золотой валюте. На склад губсоюза бандиты-рецидивисты совершили вооруженное нападение еще 25 февраля. Сотрудникам губрозыска удалось задержать их 11 марта. При обыске у бандитов отобрали три нагана с пулями и часть украденных вещей на сумму около 600 млн рублей.

Местом разбоя была и железная дорога. Однажды инструктор отдела охраны грузов, чернорабочий и вор-рецидивист украли из вагонов на станции Новониколаевск до 70 пудов мануфактуры.

Более интересный случай произошел с поездом N 21, когда преступники прорубили на ходу крышу багажного вагона и стали по сторонам дороги выкидывать вещи. Несмотря на сигнал об остановке, поезд двигался еще пять верст. Только потом стали собирать разбросанные товары.

Каждый день горожане подавали в милицию заявления о кражах их личного имущества.

«Злоумышленники взломали крышу дома, замки сундуков и похитили вещи на 79 млн р.». Другому гражданину не повезло в Московских банях. Пока он мылся, у него украли вещи и белье на 55 с лишним миллионов рублей. Преступники знали, у кого воровать. Хорошо поживились они в доме начальника Новониколаевского госполитуправления. Еще лучше у уполномоченного контрагентства Сибдальвнешторга и Сибторга гражданина Лившица: взломав окно, они «умыкнули» вещей уже не на миллионы, а на два миллиарда рублей. Все это происходило во время действия приказа о военном положении.

Газеты в то время каждый день печатали сводки уголовного характера.

Под заголовком «Не люди, а звери» читателям газеты рассказывалось, что 2 апреля «неизвестные злоумышленники посредством взлома замка украли из амбара Дома матери и ребенка последний запас сливочного масла в количестве двух пудов 10 фунтов».

Только за первые четыре дня апреля в Новониколаевске была зарегистрирована 21 кража на общую сумму 467 млн рублей.

В городе участились случаи убийства с целью завладения имуществом. Люди боялись выходить на улицу. Страшная трагедия произошла на улице Пушкина. Вернувшись домой с работы в десять часов вечера, женщина вначале увидела открытыми настежь двери. В доме царил страшный беспорядок. Посреди комнаты в луже крови лежал ее муж, кладовщик военного склада. Рядом с ним труп женщины с почти отрубленной головой. На кровати труп хозяина квартиры, торговца мукой. Следствие выяснило, что в грабеже участвовало семь человек во главе с хромым сапожником, которому раньше помогали убитые.

Убийства на дорогах

Систематические убийства с целью грабежа наблюдались за чертой города. Грабители нападали на везущих хлеб крестьян, убивали их, а хлеб забирали себе. С наступлением весны и оттепели в снегу часто обнаруживались трупы убитых.

Газета писала: «На берегу Оби, верстах в двух от города, на проезжей дороге случайно были найдены чьи-то извозчичьи сани, а в них шапка, возле саней дуга и окровавленные тряпки». Следствие установило, что все это принадлежало убитому извозчику, которого наняли два красноармейца. Перед судом предстал 18-летний юноша по фамилии Шатров.

Он рассказал, что извозчика выстрелом в спину убил из его винтовки не он, а его товарищ. Труп они закопали в снегу, предварительно сняв с убитого валенки, тулуп и забрав всю его дневную выручку.

Суд, «руководствуясь революционной совестью«, приговорил Шатрова, виновного в убийстве неизвестного ему извозчика в ночь с 26 на 27 декабря 1921 года, к высшей мере наказания.

Виновен. Расстрелять!

Чтобы как можно больше навести страха на преступников, в период действия приказа о военном положении в городе часто проводились открытые судебные заседания.

Массу народа привлекло разбирательство по делу бывшего командира батальона войск ВЧК Шведова, его жены, помощника и трех подчиненных красноармейцев. Они обвинялись в том, что, состоя в рядах Красной армии, неоднократно совершали кражи, подлоги и вооруженные ограбления.

Особенной чертой бандитизма «по-новониколаевски» было ограбление под видом обыска и конфискации имущества якобы агентами уголовного розыска. Под маской начальника или представителя ВЧК преступники «на законном основании, без пролития единой капли крови» забирали чужое добро и даже при этом давали расписку.

Но органы правосудия в те апрельские дни 1922 года слушали дело, когда в ограблении участвовал настоящий милиционер. Потерпевший рассказывал: «Входят, значит, эти самые агенты, — показывает потерпевший, — и начинают забирать мои вещи… Взяли одежду, самовар никелированный, пару серебряных позолоченных подстаканников, такие же часы, ложки и одно золотое обручальное кольцо… Выдали мне расписку и преспокойно удалились, сказав на прощанье, что все эти вещи будут возвращены после. Проходит неделя, другая, а вещей все нет. Тут только я и спохватился, что стал жертвой бандитов, и заявил властям».

Милиционер признал себя виновным в том, что присвоил себе те вещи, которые ему были нужны для покупки муки.

Приговор Ревтрибунала гласил: «Виновен в вооруженном ограблении. Расстрелять! Приговор привести в исполнение через 48 часов».

Охраняй себя сам

Во всех милицейских учреждениях города насчитывалось до 450 милиционеров. Помимо введения военного положения, решили улучшать личный состав сотрудников милиции и их материальное положение. Премии стали выдавать и простым гражданам, если они раскрывали хищение и ловили вора.

В августе уголовному розыску удалось поймать две крупные банды. Число преступлений после этого заметно сократилось. Но с наступлением темных осенних ночей, способствующих совершению преступлений, все началось сначала. Губисполком даже вынужден был издать приказ о введении «самоохраны» кварталов самими жителями. К ночному патрулированию привлекались мужчины от 18 до 50 лет. Уклоняющихся от дежурств самих могли арестовать на трое суток.

+1

2

"...весь мир насилья мы разрушим..."

0

3

Так в чём же были причины всего этого? 

".....Закончилась Гражданская война, и уже год как был провозглашен НЭП («новая экономическая политика»), когда в январе 1922 года в Новониколаевск прибыл председатель ВЧК (Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией) Феликс Дзержинский. Он имел неограниченные полномочия и срочное задание: любой ценой собрать в Сибири хлеб и доставить его в уже начинавшую конвульсировать от голода Россию.
     В Новониколаевске тогда находится главный железнодорожный узел Транссиба, и он не работал. На заметенных бураном железнодорожных путях от Чулыма до Новониколаевска замерли брошенные пассажирами тысячи промерзших вагонов. В самом городе царил голод, тиф, преступность. Кроме ЧК не работало ни одно государственное учреждение. Г.М.Кржижановский писал: «Надо было с бешеной энергией сбить маршруты из всего действующего состава железных дорог, поставить во главе их отважного человека и бросить в ледяные поля Сибири. Маршалом всего этого «хлебного корпуса», решавшим его судьбы, был назначен Феликс Эдмундович. И с горстью отважных он реализовал это чудо — сибирский хлеб спас нас от трагической развязки...»

     Цена «чуда» содержится в документах той поры. Они свидетельствуют, что части особого назначения (ЧОН), которые накануне Ф.Дзержинский ввел в состав «милиционных частей Красной Армии», готовились в Сибири к военной операции. Районы действия так и назывались: «боевые участки». В соседней Енисейской губернии в апреле 1922 г. начальник второго боеучастка Ачинско-Минусинского боевого района А.П. Голиков писал рапорт губернскому командующему войсками ЧОН о том, что при сборе продналога следует применить опыт подавления восстания А.С.Антонова в Тамбовской губернии - полное уничтожение деревень. Отряд этого подростка (Голикову едва исполнилось 18) прославился в Хакассии показательными казнями местных жителей, а так же пьянством, массовыми избиениями и мародёрством. Точно так же чоновцы действовали и в Новониколаевском уезде. Например, в Бердской волости, где был «успешно» собран продналог, крестьяне в массовом порядке бросали свои хозяйства и уезжали кто куда.

     Конечно, в верхах предпринимались попытки пресечь злоупотребления, но эти меры, как правило, носили лицемерный характер, не влиявший на карьеру конкретных душегубов. Так, в ноябре 1922 года Алтайским губревтрибуналом были осуждены подростки, принятые в оперативные работники Бийского политбюро. Они были осуждены за массовый расстрел, после чего были либо амнистированы сразу, либо отделались легкими наказаниями. А один их них, Яков Пасынков, несколько месяцев спустя был возвращен в ГПУ. В годы ВОВ этот человек будет возглавлять оперативное управление  НКВД по Новосибирской области, а потом станет начальником лагеря № 199 для военопленных в Новосибирске. В чине полковника МГБ Пасынков выйдет на пенсию и в 1986 году спокойно умрет от старости. Другим примером может служить судьба упомянутого А.П.Голикова. 3 июня 1922 года им занялась специальная комиссия во главе с комбатом Я.А.Виттенбергом, но дело № 274 в итоге было передано в контрольную комиссию при губкоме, а этот партийный орган, в свою очередь, постановил в качестве наказания перевести Голикова на два года в разряд «испытуемых». В итоге вывод первой комиссии о необходимости его расстрела был оставлен без последствий. Известно, что свихнувшийся на насилии Голиков был вынужден лечиться в психиатрической лечебнице, после чего стал детским писателем, публиковавшимся под литературным псевдонимом Аркадий Гайдар.

Новониколаевску было суждено оказаться в эпицентре активности такого рода людей, потому что до начала Гражданской войны это был один из крупнейших в России центров мукомольной промышленности. Сюда свозились урожаи пшеницы из благодатного Алтая, поэтому практически все местное население до революции работало на больших и маленьких мукомольных производствах. В городе действовало 6 паровых, 4 водяных и ветряных мельницы, 111 хлебных складов. А всего в Новониколаевске располагалось без малого 400 промышленных складов – здесь был главный транспортный узел Транссиба, благодаря которому товар мог двигаться и на Запад к Москве, и на Восток к Владивостоку, и на Юг к Семипалатинску, и на Север к Карскому морю. Вот  почему вожди революции во что бы то ни стало хотели поднять город – стране нужен был и хлеб, и железнодорожное сообщение. 

      Но прежде чем перевести из Томска в Новониколаевск органы власти, большевики провели в разрушенном войной городе полномасштабную зачистку. За причастность к белоэссеровской организации "Сибирско-украинского союза фронтовиков" в 100-тысячном Новониколаевске и его окрестностях в начале 1921 года было арестовано около двух тысяч человек. Примерно такой же результат был от раскрытия деятельности таких организаций как «Сибирское Учредительное Собрание», «Союз мира». Борьба с «контрой» велись по принципу «на войне как на войне». В циркуляре Полпредства ВЧК по Сибири от 14 августа 1921 года содержится констатация того что милиционеры «арестованных редко доводят до места, по дороге «при попытке бежать» расстреливают», что «арестованные, освобожденные из ЧК, на местах убиваются». Кроме свободы убивать, чекисты имели так же более масштабные инструменты террора. Например, в Новониколаевске, как и по всей Сибири, был принят на вооружение институт заложничества, официально рекомендованный наркомом Троцким. Так в июле 1920 года чекисты объявили о раскрытии в Новониколаевске «Комитета борьбы с коммунистами». Взятых ранее заложников – 30 человек, в основном, женщин и подростков – обвинили в причастности к этой организации и расстреляли.

      Новониколаевские обыватели были вдавлены творящимся ужасом в самые разнообразные формы выживания. Широкое распространение получил уход в бандиты. В те времена банды представляли собой своеобразные отряды сопротивления, во всяком случае, новониколаевский бандитизм, ставший один из самых масштабных в тогдашней России, известен, прежде всего, дерзкими нападениями на органы власти, что не характерно для обычных урок. Так, 25 августа 1922 года, около двух часов ночи одна новониколаевских банд с трех сторон окружила здание местного губрозыска и подвергла обстрелу. Другая бандитская группировка захватила здание Новониколаевского суда и уничтожила все следственные документы. Эти и многие другие налеты деморализовали местные власти, которые не чувствовали себя хозяевами в Новониколаевске. Феликс Дзержинский, видя, что ситуация в главном транспортном узле Сибири ставит под угрозу выполнение его миссии, «рекомендовал» местным властям ввести войска. Так и было сделано:  с 1 марта 1922 года Новониколаевск был перевелен на военное положение. Полтора месяца (до 14 апреля) улицы были наводнены войсками, все гражданские права и свободы отменены, действовал комендантский час. Март 1922 года запомнился в Кремле как спасительный - через новониколаевский сортировочный узел стало ежесуточно проходить по 200 вагонов с хлебом и другими продуктами. Вот так оккупированный Красной Армией город оказался в центре событий, которые спасли большевисткий режим, висевший на волоске от неминуемой гибели.     

       Согласно данным официальной статистики за 1922 - 1923 годы в Новониколаевской губернии было ликвидировано 20 преступных группировок, задержано свыше 300 бандитов, изъято свыше 500 винтовок, револьверов, много холодного оружия......"

http://www.n-vpered.ru/2011/02/08/1-mar … armii.html

0

4

Более подходящей темы не нашёл. Вот, читаю. Не мог пройти мимо, всё же это тоже наша история. И, как говорил Жеглов:"Правопорядок в стране опеределяется не наличием воров, а умением властей их обезвреживать". 1 из 4.
http://i68.fastpic.ru/thumb/2014/1228/a2/_96cb6dc5078ce0e93776d133237e43a2.jpeg

Отредактировано Поселковая (28-12-2014 16:32:46)

+1

5

2 из 4.
http://i64.fastpic.ru/thumb/2014/1228/59/_833d6b9ca5a3d63e4eb0089b39f65859.jpeg

+1

6

3 из 4.
http://i64.fastpic.ru/thumb/2014/1228/d8/_12e1e35dd33bad582c67ef77e5b62ed8.jpeg

0

7

4 из 4.
http://i65.fastpic.ru/thumb/2014/1228/04/_e74c3871f7e80e805119c82265e9eb04.jpeg

0

8

А ещё у нас в городе после войны орудовала банда "Чёрная кошка". Одним из обьектов нападения в 1946-м году, к примеру был буфет и кассы к т "Металлист", где банда забрала выручку, спиртное и продукты, оставив нарисованую углём чёрную кошку с окурком самокрутки вместо носа.

0

9

evg_e1 написал(а):

у нас в городе после войны орудовала банда "Чёрная кошка"


Фильм «Место встречи изменить нельзя» значительно преуменьшил масштабы реальной «Чёрной кошки».
Это была, пожалуй, первая ОПГ (организованная преступная группировка) в истории СССР – с разветвлённой структурой, с несколькими «филиалами» в разных городах, в которых были сотни хорошо вооружённых «бойцов». Счёт же тем, кто в рядах «Чёрной кошки» не состоял, а просто использовал это название для пущего страху, шёл на тысячи. Нет доказательств, что в Новосибирске был именно «филиал» той, оригинальной «Чёрной кошки», которая наследила в Москве, Казани и Одессе – скорее всего, преступники просто использовали громкое название. Действовали, впрочем, с размахом, которому могли бы позавидовать «коллеги» из европейской части СССР.
«В Новосибирске орудовали оснащенные трофейным оружием банды и группы, многие действовали под маркой «Черной кошки», - пишет Ф.В. Жильцов в книге «Мой Новосибирск. Книга воспоминаний». - Они наводили ужас и страх на население. Ходить по улицам вечерами было опасно. Бандиты зажимали между пальцами лезвия бритвы и резали, словно когтистой лапой, лица людей. Возможно, это было придумано где-то на Западе, откуда и явилась к нам «Черная кошка», для того чтобы рабочие боялись ходить на заводы в ночную смену. Грабители действовали нагло и безбоязненно — ломали окна и двери, врывались в дома, загоняли хозяев в подполье, забирали вещи и уносили. Особой дерзостью и куражом отличался главарь по кличке Дунька. Он ходил всегда в офицерской форме, с погонами капитана. То на нем форма летчика, то артиллериста, то политработника. Для фасону Дунька брал с собой «на дело» баян, и пока подельники ломали двери, Дунька во всю наяривал лихие песни: знай, мол, наших! Мне все нипочем! Словом, откровенно издевался над милицией. Наглость Дуньки не имела предела: загнав хозяев в подпол, бандиты не торопясь забирали все ценное, а потом спокойненько усаживались за стол и начинали бражничать до утра, превращая гулянки в настоящие оргии. Но это все еще «семечки». Однажды Дунька нарядился в форму лейтенанта пожарной охраны и среди бела дня подъехал на грузовике со «строительной» бригадой к главному магазину города — Торговому корпусу, что на Красном проспекте. Спокойно разгрузив стройматериалы, «рабочие» начали возводить вышку пожарного наблюдения на задах здания, со стороны Первомайского сквера. Чем выше возводилась вышка, тем глубже копался подземный ход... В одно прекрасное утро работники магазина «Ткани», отперев двери, обнаружили пропажу в своем подземном складе самых дорогих и дефицитных тюков габардина и бостона. Пролом вел к пожарной вышке... А Дунька, конечно же, исчез. Этот наглый грабеж, подготавливающийся почти в открытую, на глазах всего честного народа в течение нескольких дней, окончательно убедил Дуньку в своей неуязвимости и тупости милиции. Чрезмерная самоуверенность его и сгубила. Попался он глупо и бездарно. Шел себе по улице один, как ни в чем не бывало. Его опознал один участковый милиционер, богатырь и силач. Он его и повязал». А вот что вспоминает ветеран МВД Георгий Васильевич Пашков: «Сразу же после Великой Отечественной по всей стране резко возросла преступность. А в Сибири к 1947-му году она практически вышла из-под контроля. Я тогда был назначен сыщиком, ввели после войны такую должность, и непосредственно участвовал в разгроме новосибирской банды «Черная кошка». Ситуация в городе сложилась критическая. Рабочие заводов и фабрик – а работали тогда в основном женщины – боялись выходить во 2-ю смену и возвращаться домой после полуночи. Жители перестали посещать по вечерам учреждения культуры. На бюро Обкома КПСС в 12 часов ночи были вызваны начальник управления НКВД, прокурор Новосибирской области и другие ответственные лица. Состоялся крутой разговор. По слухам, тогда же ночью секретарю обкома Кулагину позвонил лично И.В. Сталин. Кулагин заверил Сталина, что новосибирцы в состоянии нормализовать обстановку самостоятельно. Перед работниками милиции была поставлена задача – собрать сведения на всех проституток, притоносодержателей, скупщиков краденого, на всех лиц, которые ведут антиобщественный, паразитический образ жизни, и произвести массовые обыски и задержание подозреваемых в преступлениях. Операция проводилась в строгой секретности, в ночное время. В процессе реализации этих жёстких, но необходимых мер, погибло от рук бандитов немало сотрудников НКВД, но и банда «Черная кошка», как и многие другие, прекратила существование. Преступность стала резко сокращаться, а авторитет милиции значительно возрос».

Вадим Синицын (СибКрай)

+2

10

Вот воспоминание подполковника милиции Георгия ПАШКОВА.

0

11

к пп. 5,6,7

Ю. В. Иванов РАССЛЕДОВАНИЕ ПО ДЕЛУ О РАЗБОЙНЫХ НАПАДЕНИЯХ

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

12

Кстати у Миши Цененко папа был следователем по делу всесоюзной банды, потрошившей Госбанки в разных городах СССР в 70-х годах. Если не ошибаюсь, то   накрыл Дмитрий Цененко эту банду, в Ростове.

0