НОВОСИБИРСК в фотозагадках. Краеведческий форум - история Новосибирска, его настоящее и будущее

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » НОВОСИБИРСК в фотозагадках. Краеведческий форум - история Новосибирска, его настоящее и будущее » Промышленная зона » Новосибирский инструментальный завод (ул. Большевистская, 177)


Новосибирский инструментальный завод (ул. Большевистская, 177)

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Фрагмент фото. Загадка не ахти, но надо же как-то тему начать :-)

Отредактировано Valer54 (03-09-2013 14:12:46)

0

2

http://s4.uploads.ru/t/jF5ZS.jpg

0

3

Инструментальный завод, например

0

4

Уралец написал(а):

Инструментальный завод

http://s4.uploads.ru/t/QLeCv.jpg

+1

5

Фото 1990-х гг - уже есть ГАЗель, но весь автопром - советский, засилья японцев ещё нет. Сейчас светофора, а равно как и пешеходного перехода тут нет. Ж6 даже как-то умудрилась припарковаться навстречу движению.

0

6

"Инструмент – начало делу"

История промышленности Новосибирска. Том III (Второй фронт, 1941-1945). – Исторические очерки. Новосибирск, 2004. Издательский дом «Историческое наследие Сибири». С.15-62.

В Новосибирске есть предприятие чуть не втрое старше его по возрасту, если судить по историческим корням. Это Новосибирский инструментальный завод, «родителем» которого является Сестрорецкий оружейный, основанный еще по Указу Петра I. Разделенные тысячами километров два предприятия и сегодня продолжают поддерживать родственные связи.

«Мечи – на орала»

И в Сестрорецке, и в Новосибирске помнят день – 17 июня 1941 года, когда Сестрорецкий завод отмечал свое 220-летие. Праздновал весь город, отсчитывающий свою историю от оружейного завода. Гостям показывали заводскую плотину, где, по сохранившимся документам, «Его Величество сам соизволил и флаг поставить», распорядившись расположить «под тою же плотиной для дела якорей, ружей и протчего действующие водой машины».

С гордостью рассказывали о сделанных заводскими умельцами из чугуна и меди часах для Петропавловской крепости, о «папиновой машине», которую на заводе изготовляли для химической лаборатории М.В. Ломоносова, и, конечно, о главной заводской продукции – оружии, начиная с петровской поры, до знаменитой трехлинейки Мосина, бывшей на вооружении русской армии на протяжении 50 лет. Теперь подарки и почетные грамоты вручались за изготовление станков, высокие показатели в производстве режущего и мерительного инструмента: в советские времена профиль завода изменился, и он назывался уже Сестрорецким инструментальным заводом им. Воскова.

Праздник удался на славу. Тогда еще никто не знал, что всего через несколько дней на город обрушатся бомбежки, а линия фронта пройдет совсем рядом. 15 июля на завод поступил приказ Наркомата станкостроения о полной эвакуации предприятия. В цехах и заводских отделах в тот же день прошли собрания: по данным в приказе срокам эвакуацию предстояло провести в течение восьми дней. Но уже на следующий день пришло новое указание – завод эвакуируется частично.

О царящей в первые месяцы войны неразберихе и сумятице можно судить по докладной записке главного инженера Новосибирского филиала инструментального завода О.А. Серка от 19 марта 1942 года: «Эвакуация завода из Сестрорецка в Новосибирск началась 18 июля 1941 года. Первый эшелон прибыл в Новосибирск 4 августа, последний, 15-й, эшелон – 7 сентября. Эвакуация завода закончена не была. Последующие эшелоны возвратились с пути обратно. В десятых числах октября стало известно, что эшелон, прибывший 7 сентября, является последним. Руководство завода, оставшееся полностью в Сестрорецке, всячески задерживало эвакуацию, полагая, что основная часть завода должна остаться на месте. В результате в Новосибирск прибыло раскомплектованное оборудование цехов и участков, не позволявшее организовать производство большинства изделий, переданных для производства в Новосибирск...».

Из 22 цехов, эвакуированных в Новосибирск, комплектно пришли только три – монтажного, универсально-мерительного и режущего резьбового инструмента. Комплектность остальных колебалась от 11 до 63 %, цех калибров вообще полностью остался в Сестрорецке. Из прибывших 2323 человек больше половины проходили по категории «иждивенцы» – члены семей заводчан, старики и дети. Среди эвакуированного персонала насчитывалось всего 468 рабочих – 20 % от всех работавших в Сестрорецке. В Новосибирске оказалось лишь три начальника цехов, не прибыли ни главный механик, ни его заместитель, хотя их ждали в первую очередь, так как требовалось вести монтаж оборудования. Перед директором завода Израилем Марковичем Гомоном и главным инженером Отто Акселевичем Серком стояла сложная задача создать из разрозненного оборудования и зачастую низкоквалифицированных кадров работоспособное эффективное производство. По сути, на голом месте – к прибытию последнего эшелона в Новосибирск не имелось ни одного метра производственных площадей, где было возможно вести монтаж оборудования.

Местом для инструментального завода по решению исполкома Новосибирского городского Совета депутатов трудящихся определили участок трикотажной фабрики по улице Коммунистической. Очень удобный на первый взгляд, с общежитием поблизости, с гаражом, котельной, складскими помещениями, 4-этажным зданием фабрики, всеми необходимыми коммуникациями. Однако прежде чем начинать здесь монтаж оборудования, пришлось усиливать перекрытия: тяжелые заводские станки они не выдерживали. Поскольку этой площадки не хватало, заводские власти выделили еще одну – по улице Трактовой, ныне Большевистской, со всеми расположенными здесь зданиями, строениями, сооружениями рембазы и мастерских для переоборудования под цеха и заводские службы. Но существующие помещения оказались совершенно не приспособлены для крупного заводского производства. Особенно трудно решался вопрос с электроснабжением, реконструкции требовало все паросиловое хозяйство. Следовало произвести крупные работы по прокладке кабелей, электропроводке, тепловых и водопроводных трасс.

Для прибывающих в Новосибирск заводчан напряженные трудовые будни начались сразу же. День давался на обустройство. Общежитие трикотажной фабрики вместило только часть эвакуированных, остальных размещали по квартирам горожан в порядке подселения. Составы с оборудованием стояли на станции Алтайка, в пяти километрах от первой площадки, и на железнодорожной ветке рядом с сооружениями на Трактовой. Разгрузкой занимались вручную. Станки и материалы возили в основном на подводах, грузовиков выделялось крайне мало. Часть прибывших работала на реконструкции «трикотажки», помогали и горожане. Центральный райком партии организовал несколько воскресников, в которых участвовало более 2000 человек. Они рыли траншеи, очищали территорию от строительного мусора. На второй площадке ударными темпами шло строительство цеха № 9, где планировалось разместить цех монтажного инструмента и кузницу, станкостроительный цех. Шло изготовление верстаков, стеллажей, различного инвентаря, необходимого для производства. Приказом наркома станкостроения от 20 августа 1941 года сроки ставились очень жесткие: «...Обеспечить монтаж производственного оборудования на заводе к пуску в эксплуатацию, начиная с 10.09.1941 года... Принять к изготовлению на Новосибирском филиале инструментального завода им. Воскова номенклатуру контрольно-мерительного, режущего и монтажного инструмента, а также по станкам и другим номенклатурным изделиям, утвержденную на 1941 год для завода им. Воскова в Сестрорецке...».

Первым смонтировали цех № 7 по выпуску универсально-мерительного инструмента, который пустили в эксплуатацию 15 октября 1941 года. Однако на выпуск продукции он работать еще не мог, так как его шлифовальное отделение, находящееся на другом этаже, было смонтировано только к 15 ноября. На второй площадке первым смонтировали станкостроительный цех. 23 октября он начал выдавать продукцию, так необходимую для монтажа и оснащения других цехов. Этот день, когда токарь В.Д. Варваринский включил первый станок, вошел в историю как начало работы инструментального завода на сибирской земле. Предкам сестрорецких мастеров, чтобы построить завод и дать первую продукцию потребовалось 4 года, а их ставшие сибиряками потомки восстановили завод на новом месте за два месяца, на полгода раньше намеченного срока. К ноябрю приступили к работе заготовительные цехи, а в декабре 1941 года выпускается первая продукция для фронта.

Строка приказа наркомата о принятии к изготовлению номенклатуру «и по другим номенклатурным изделиям, утвержденную на 1941 год для завода им. Воскова» означала производство противопехотных мин и реактивных снарядов М-8 для «катюш». На их изготовление работали все цеха завода. В конце ноября получили крупный по объему и сложный по выполнению заказ на изготовление специального контрольно-мерительного и режущего инструмента, прежде не изготовлявшегося заводом, для производства реактивных снарядов М-13, выпускавшихся на заводах Челябинска, Свердловска, Ташкента и других городов страны. В сжатые сроки предстояло осуществить переналадку всего производства, сконструировать и изготовить сотни видов приспособлений, специального инструмента, разработать технологические процессы, найти металл разнообразных марок и профилей. Особым пунктом Указа СНК от 9 ноября 1941 года предусматривалось снабдить филиал завода им. Воскова необходимым оборудованием и кадрами с эвакуированных заводов. Но, несмотря на все усилия руководства предприятия, «выбить» удалось только один станок из Томска.

Новосибирский завод четырежды переходил из подчинения одного наркомата в ведение другого. Проблему составляли и кадры. Требовалось переучить рабочих-станкостроителей на специальности лекальщиков, доводчиков, резьбошлифовщиков, заточников, требовавшихся для производства калибров. На тот момент завод имел лишь одного лекальщика и резьбошлифовщика и единственный резьбошлифовальный станок вместо 5-6, необходимых для выполнения заказа.

Начиная с марта 1942 года, профиль завода становится все более четким. Постановлением СНК от 26 марта и приказом Наркомата станкостроения от 28 марта 1942 года определялось снизить производство боеприпасов в 6-7 раз. К маю 1942 года изготовлением боеприпасов занимался только цех № 10. Для напряженно работающих предприятий страны гораздо более важным являлось производство инструмента. Организация крупного предприятия в Сибири, производящего все виды режущего, мерительного, зажимного и слесарно-монтажного инструмента, стала велением времени. План 1942 года завод выполнил на 140,1 процента.

Коллектив инструментальщиков жил в напряженном режиме. Руководство завода организовало круглосуточную работу цехов и всех заводских служб. Рабочие и инженеры порой не уходили с завода по несколько дней.

Трамвайная линия по улице Трактовой заканчивалась у завода «Труд», откуда до инструментального приходилось добираться почти 2 км пешком. Первая военная зима в Новосибирске выдалась чрезвычайно суровой, вновь прибывшим не хватало теплой одежды, поэтому многие приходили в цеха обмороженными. Заводская площадка на Трактовой обрастала землянками. В 1942 году решением горисполкома заводу передали здание клуба строителей полезной площадью около 450 кв. метров. После перепланировки и ремонта сюда заселили 140 человек. На каждого проживающего в общежитии полагалось по 3 «квадрата» – только чтобы поставить койку. Чуть позже под общежитие переоборудовали часть одного из производственных корпусов, где жили малосемейные и учащиеся открытого при заводе ФЗУ, затем построили 2 огромных каркасно-засыпных барака, но 1 из них вскоре сгорел.

Однако, невзирая на тяжелейшие условия, люди трудились, не щадя себя. Из эвакуированных очень многие работали на заводе семьями. Династии И.Е. Степанова, Д.И. Анисимова, П.С. Синицына и многих других стали золотым фондом предприятия. Низкоквалифицированные кадры, которых среди приехавших было большинство, совершенствовались в профессии, более опытные учили молодых – учащихся ФЗУ, вербовавшихся на завод сельчан. На предприятии действовали стахановские школы, ширилось соревнование фронтовых комсомольско-молодежных бригад, набирало силу движение двух-трех-сотников, а затем и тысячников. Первой тысячницей стала стахановка цеха № 2 лекальщица Т.В. Кузнецова. Своей сложной специальности, требующей особой точности и мастерства, она обучила нескольких молодых работниц. Токарь цеха № 13 В.Д. Варваринский, тот самый, что включил первый на заводе станок, вырабатывал по десять норм за смену, его примеру последовали другие, и вскоре цех вышел в ряды передовиков. Сотни рабочих участвовали в трудовой вахте помощи Ленинграду: этот город для новосибирских инструментальщиков был особенно дорогим – родной Сестрорецк совсем рядом.

В 1943 году на заводе родилось соревнование за звание «рокоссовец» – в честь выдающегося советского полководца К.К. Рокоссовского. Звание «рокоссовец» и «рокоссовский цех» присуждалось за высокие трудовые показатели и высокое качество продукции, в соревновании участвовали 90-95 % рабочих и инженерно-технических работников. «Все – для фронта, все – для победы!» – под таким лозунгом трудился весь заводской коллектив. Законом стало выполнение любого задания, неважно, касалось ли оно производственных норм или работы в подсобном хозяйстве, которое выделили заводу в Коченевском районе.

Огромную помощь оказал завод сельскому хозяйству Новосибирской области. Когда в 1942 году сотни тракторов области не могли работать из-за отсутствия радиаторных трубок, Новосибирский обком партии поставил перед заводом задачу: сконструировать и сделать станок для их изготовления. Главный конструктор О.А. Серк с группой инженеров разработали простую и оригинальную схему устройства высокопроизводительного полуавтомата, а заводские станочники и слесари буквально за несколько дней сделали два таких станка. За первые два года работы этих полуавтоматов завод выпустил около миллиона радиаторных трубок, удовлетворив потребность в них не только Новосибирской области, но и соседних Алтая и Красноярского края. Для автотракторного парка колхозов и совхозов предприятие наладило выпуск переднего вала коробки скоростей, шестерен масляного насоса, кулачков магнето, вала вентилятора, вала главного сцепления, осей сцепной муфты, поршневых колец и других важных запасных частей. Их производство росло год от года. В 1943 году завод выпустил 8216, а в 1945 году – 76 783 комплектов запасных частей. Успешно решили вопрос и о производстве наборов сложного инструмента для всех применяемых в сельском хозяйстве типов автотракторных моторов. Новосибирский инструментальный завод стал их основным производителем.

Есть вклад новосибирских инструментальщиков и в подъем предприятий горнодобывающей промышленности Донбасса и Кривого Рога. Их пуск задерживался из-за проблем с ремонтом шахтных подъемных машин. Срочно требовались наборы из 18 размеров ключей. Задание казалось неразрешимым: мощного кузнечно-прессового оборудования, чтобы изготовить поковки для ключей, достигающих в обработанном виде 14 кг, у завода не имелось. Но и не выполнить правительственное задание было нельзя. Заводские специалисты сделали невозможное – нашли способ изготовления крупных поковок при отсутствии необходимых производственных средств и выполнили задание.

Начав работу на сибирской земле практически с чистого поля, за четыре военных года Новосибирский инструментальный завод стал крупным производством, способным выполнять сложные правительственные задания по обеспечению предприятий Сибири различными видами режущего, мерительного, зажимного и слесарно-монтажного инструмента. За период Великой Отечественной войны завод восстановил и освоил 843 типоразмера инструмента. При этом он неизменно оставался рентабельным предприятием, дав государству за 1942-1946 годы 17,5 млн. рублей прибыли. Коллективу инструментальщиков неоднократно присуждалось переходящее знамя Новосибирского горкома партии и горисполкома. За героический труд в годы Великой Отечественной войны Г.С. Шарков, назначенный в 1944 году директором завода, главный инженер С.И. Покрасс, лекальщик и изобретатель Н.В. Кушников, ведущий мастер кузнечного цеха, обучивший профессии кузнеца более ста рабочих, Д.К. Луканин удостоены ордена Ленина. Около двухсот рабочих и инженерно-технических работников завода награждены орденами и медалями СССР.

0

7

Режим мирный – задачи боевые

День Победы, как и все в стране, на инструментальном праздновали со слезами на глазах. 60 работников завода, мобилизованных в годы Великой Отечественной, с фронта не вернулись. Шло восстановление разрушенного войной хозяйства, Продукция завода – инструмент – была остро необходима. План второго полугодия в сравнении с первым увеличился на 11 %. По мерительному, зажимному, слесарно-монтажному инструменту – почти на 30 %. Долгожданное введение режима мирного времени, происшедшее с 1 сентября 1945 года, ставило задачу еще больше интенсифицировать работу. С учетом сокращения рабочего дня с 12 до 8 часов, возвращения выходных и отпусков, календарное рабочее время уменьшилось на 28 %. Для предприятия это значило, что производительность труда во втором полугодии должна возрасти почти на 40 %. Дополнительные сложности вызывал идущий на заводе переход с выпуска специнструмента на нормализованный. Однако, несмотря на все трудности, план инструментальщики выполнили.

1946 год принес радостное для сестроретчан известие – им разрешили вернуться в родной город. Событие, которого так долго ждали эвакуированные, для завода обернулось острейшей кадровой проблемой: уехать изъявили желание больше половины сестроретчан. Эвакуированные составляли основной костяк предприятия. Приехав в Новосибирск по большей части малоквалифицированными, теперь они стали мастерами высокого класса. Отдел кадров всполошил объявлениями весь город, искали специалистов, срочно набирали учеников. С каждым из отъезжающих заключался договор на обучение новых рабочих. Новички учились два-три месяца, получали разряд, а сестроретчане после этого – деньги за обучение и документы на выезд. Новый коллектив создавался и мужал на глазах. План 1946-го по всем технико-экономическим показателям инструментальный завод выполнил 12 декабря.

Большое внимание уделялось условиям труда и быта работников предприятия. Завод продолжал строительство жилых поселков в районе улиц Воскова, Лобова, Нижегородской, Ленинградской, Днепровской. Строили хозспособом после работы, трудно, зато какой радостью становились новоселья в собственных квартирах после долгой жизни в бараках. Завод содержал свои детские сады и ясли, а летом вывозил малышей на дачи – уютные домики арендовались для них заводом в Нижней Ельцовке. Для детей постарше имелся лагерь, тоже арендованный, в карьере Мочище.

С 1951 года для завода начался новый этап. 17 июля вышло постановление Совета Министров СССР о перебазировании цехов с первой на вторую площадку с одновременным расширением предприятия. Здания и сооружения на улице Коммунистической, принятые заводом в 1941 году, следовало вернуть хозяевам – трикотажной фабрике. Да и для самого завода размещение на двух площадках, удаленных друг от друга на 7 километров, создавало массу трудностей: для транспортировки материалов, полуфабриката и готовой продукции требовалось содержать несколько автомашин и большое количество подсобных рабочих.

Начался перевод оборудования на электроприводы, эта работа коснулась каждого станка. До этого они запускались трансмиссионными приводами. Вдоль цехов вращался вал, установленный на колоннах, на него были нанизаны десятки ремней разного диаметра, вращение которых и приводило станки в действие. На многих новосибирских заводах этим дедовским способом уже не пользовались: трансмиссионные приводы привезли из Сестрорецка вместе со старым оборудованием. Теперь трансмиссии меняли на электроприводы.

В 1955 году на второй площадке приступили к строительству корпуса слесарно-монтажного инструмента. Это было первое крупное строительство с момента обоснования завода в Новосибирске. Начало складываться плодотворное содружество, особенно необходимое при расширении заводом ассортимента выпускаемого инструмента, с Московским ОКБ, институтом «Оргстанкинпром» и его Новосибирским филиалом. Помимо основной своей продукции завод поставлял теперь в торговую сеть гвоздодеры, столовые и кухонные ножи, ножи для мясорубок, ножницы по металлу, маникюрные наборы, значки, наборы слесарного инструмента и другие товары народного потребления. Повышался технический уровень производства, существенно обновился станочный парк предприятия. В 1958 году корпус слесарно-монтажного инструмента был сдан, и все производство слесарно-монтажного инструмента перебазировали сюда. Другого строительства в этот период не намечалось. Перед коллективом стояла задача – добиться больше продукции с имеющихся площадей благодаря механизации и автоматизации производства, повышению производительности труда.

Но осуществить намеченные планы неожиданно помешала проблема кадров. После назначения директора завода Г.С. Шаркова в 1950 году руководителем Средневолжского станкостроительного завода, коллектив остался без рулевого. Если в течение семи лет директорства Шаркова, в самый тяжелый для предприятия период, завод работал ритмично, прибыльно, досрочно выполняя годовые задания, то после его ухода Новосибирский инструментальный стабильно числился убыточным. Одного директора сменял второй, третий, четвертый, но при всем старании они не могли поднять завод. Исчезла ритмичность работы, а штурмовщина не давала результатов. Упала дисциплина, завод терял кадры, для выплаты зарплаты и приобретения материалов предприятие ежегодно получало от министерства миллионную дотацию.

В 1960 году областной комитет партии, в ведении которого находились кадровые вопросы, принял смелое решение – выдвинуть на должность директора завода М.И. Валентовича, не имевшего ни опыта директорства, ни высшего образования – только вечерний техникум. Финансово-экономический институт Михаил Иванович заканчивал заочно, уже став директором. Зато у него за плечами были другие «университеты» – опыт работы на авиационном заводе им. Чкалова, где он трудился начальником цеха, а потом главным диспетчером завода. Пришедший вскоре за ним главный инженер, тоже «самолетчик», талантливый, грамотный специалист А.И. Герт и вовсе был исключением из правил того времени – совсем молодой да еще беспартийный. Но именно с них на инструментальном заводе началось возвращение к прежним традициям предприятия – строжайшему учету труда и государственных денег. Работавший начальником цеха № 15 С.Г. Александров, воспоминания которого хранятся в заводском музее, так рассказывал о первых действиях нового директора:

«В недельный срок в старом деревянном сарае был оборудован централизованный склад всех заготовок, выпускаемых автоматно-заготовительным и кузнечным цехами, и передан в ведение производственного отдела. Ранее тара с заготовками днями стояла без присмотра в товарных цехах, предоставляя полную свободу бракоделам подменять свой брак. Ежемесячно терялись тысячи заготовок. Заготовительному и кузнечному цехам в третьей декаде приходилось просить у снабженцев дополнительный материал на возмещение потерь и вновь переналаживать трудоемкое автоматное и кузнечное оборудование. Только от этого завод нес ежемесячно убытки в десятки тысяч рублей. Теперь бракоделам был поставлен крепкий заслон. Производственный отдел выдавал строго по счету в товарные цехи заготовки с учетом технологического опережения. За каждую бракованную или потерянную деталь бракоделы или их нерадивые руководители рассчитывались личным рублем, как и во время Шаркова. Такие же жесткие, но справедливые требования стали опять предъявляться к безответственным исполнителям всех других мероприятий технического, экономического и организационного характера. Валентович восстановил замечательные наши традиции: борьбу за исполнение суточного графика с первого числа и плана первой декады месяца, прекращение приемки товарной продукции отделом сбыта в 8 часов утра нового месяца, материальную ответственность ремонтных служб за простой по причине некачественного ремонта оборудования и т.д. Особое внимание директор уделял поддержке личной инициативы рабочих и ИТР цехов и отделов, что опять приучило весь коллектив думать и жить заботами и нуждами завода».

Новый главный инженер вплотную занялся техническим перевооружением производства. По этому показателю завод числился по отрасли среди передовиков. Целый ряд институтов Москвы, Ленинграда, Минска, Харькова, Новосибирска проектировали для него оборудование, которое изготовлялось на станкостроительных предприятиях Харькова, Горького и других городов. Однако при всех плюсах такого технического кооперирования завод оно не во всем устраивало. Изготовления станков по уже готовым проектам приходилось долго ждать: у станкостроительных заводов имелась своя программа, иногда там просто заявляли – «такое оборудование сделать не можем, вносите изменения в деталь, подстраивайтесь». В 1961 году на заводе создается своя служба, обязанностями которой стали разработка и внедрение средств механизации и автоматизации, – ГКТБ (головное конструкторско-технологическое бюро). Работавший в ГКТБ с первого дня и вскоре возглавивший его Ю.В. Жуковский рассказывал об этом периоде:

«Из 12 человек, вошедших в ГКТБ, опытных конструкторов были единицы, большую часть составляли начинающие инженеры с изобретательской жилкой и высококвалифицированные рабочие. Главный инженер сделал все, чтобы мы учились. Мы присутствовали на всех обсуждениях проектов, привозимых на завод проектными институтами и отраслевыми ОКБ, учились на ходу. И уже на следующий год замахнулись на автоматическую линию по обработке рукоятки разводного ключа. «Первый блин» получился вовсе не комом, с инженерных позиций линия была сделана хорошо, обеспечивала производительность и высокое качество обработки детали. Но тем не менее «не пошла»: оказалось, что мы забежали вперед, к диктуемому автоматической линией уровню производства рабочие оказались морально не готовы. Объяснить, что в основе качества лежит принудительная смена инструмента через определенное количество деталей, было невозможно. Резец заменить «забывали», а потом страшно возмущались, когда шел брак. Для нас это тоже было уроком – технической подготовке рабочих нужно уделять внимание не меньше, чем самой разработке средств механизации и автоматизации. Станки и автоматические линии, разработанные в СКО, как позже стало называться наше подразделение, и сегодня дают продукцию. Очень существенным был организационный момент, когда нас объединили с цехом № 11, который занимался изготовлением станков. До этого разборки в кабинете у главного инженера случались нешуточные – мы предъявляли к цеху свои претензии, а они в свою очередь возмущались: «Что вы там начертили!». Теперь у созданного цеха нестандартного оборудования задача была единой, благодаря чему в год удавалось изготовить свыше десятка единиц нового оборудования. Все вопросы, так было заведено, на заводе решались комплексно».

Собственными силами заводчане в те годы разработали и внедрили автоматическую линию термообработки рукоятки разводного ключа КР-30, позволившую автоматизировать процесс закалки, увеличить производительность труда, сократить транспортные перевозки и высвободить для других операций четырех рабочих. Вместо фрезерования плоскостей губцев теперь использовались горизонтально-протяжные станки, внедрение которых повысило производительность обработки губцев в два раза. Были созданы специальные токарные станки разных модификаций для обработки деталей сверлильных патронов, проточки бородок, кернеров, сменных головок и других деталей, специальный резьбонакатный станок, целая гамма сверлильных станков, гидропрессов, стендов по испытанию изделий и множество нового специального оборудования, позволившего ежегодно поднимать производительность труда в цехах на 5-8 %. Создателями нового оборудования стали Н.С. Мачула, Н.Д. Ларичев, М.С. Полякова, Н.В. Наметкин, А.П. Пучкин, Ю.Г. Холодилов, А.Т. Грибанов, Ю.В. Жуковский, А.К. Пауль, Ю.А. Скоробогатых и другие специалисты завода.

В 1962 году на заводе появляется новый корпус кузнечного цеха, необходимый для ликвидации отставания заготовительных мощностей от механических. Новая кузница и близко не походила на то, что еще недавно ассоциировалось с кузнечным производством – грязь сажа гарь. Осваивались установки токов высокой частоты, в которых теперь вместо пламенных печей нагревались заготовки, быстрыми темпами шло внедрение нового оборудования и технологических процессов.

Предприятие начало медленно, но верно подниматься. Завод стал выполнять и перевыполнять план, все чаще занимал классные места в городском и районном соревнованиях. Но после заслуженных похвал в адрес завода на любом городском собрании инструментальщиков затем поминали вторично – среди убыточных предприятий. В 1962 году завод уже прочно занял место среди передовых предприятий города, однако годовая реализация его продукции была на миллион рублей меньше, чем составляли затраты на ее изготовление. Хотя в графах отчетов и это было достижением: государственная дотация планировалась в значительно больших размерах. Затраты сокращались, но очень медленно. На 1 рубль товарной продукции завод затрачивал 1р. 08 коп. Экономия при убытках... такое положение коллектив и его руководство никак не устраивало. Требовалось искать новые резервы.

За счет чего можно поднять рентабельность предприятия – вот главный вопрос, который волновал руководство завода. Провели доскональный анализ всех технико-экономических показателей. Значительную часть станочного парка составляли старые станки, привезенные во время эвакуации из Сестрорецка. До сих пор не на полную мощность работала кузница, и завод вынужден был покупать штампованные заготовки на стороне, по кооперации, затрачивая на это ежегодно более 200 тыс. рублей. Все еще не вошли в строй новая компрессорная и градирня, приходилось дополнительно «занимать» энергетические мощности, что тоже обходилось втридорога. Ручной труд в цехах доходил до 40 %. Основные задачи, решение которых могло вывести предприятие в прибыльные, формулировались так: в 1964 году увеличить выпуск товарной продукции на 14,3 % к объему 1963 года, причем три четверти прироста достигнуть за счет роста производительности труда. Для этого, как планировали специалисты, требовалось внедрить 38 прогрессивных технологических процессов, создать своими силами 52 полуавтоматических и автоматических станка. Экономия за этот счет составляла почти 300 тысяч рублей. Планировалось повысить коэффициент сменности оборудования с 1,5 до 2-х; сэкономить 332 тонны металла и на 18 тысяч рублей вспомогательных материалов. В результате затраты на 1 рубль продукции должны были составить 98 коп.

Проблема убыточности в те годы являлась характерной для многих предприятий страны. Коллектив Новосибирского инструментального завода оказался среди тех, кто решил перевести свои предприятия из планово-убыточных в рентабельные. В постановлении бюро ЦК КПСС по РСФСР «Об инициативе коллективов предприятий Ленинградской, Новосибирской и Ростовской областей по обеспечению рентабельности производства» от 27 августа 1963 года упоминались два новосибирских предприятия – инструментальный завод и завод «Труд», ставшие в городе инициаторами борьбы за рентабельность. Каждый из них пошел своим путем. Для инструментальщиков становилось очевидным – без мобилизации всего коллектива успех немыслим.

На заводе и в большинстве его подразделений создали штабы «Технический прогресс и рентабельность», организовали лабораторию научной организации труда и общественные КБ. Во всех цехах действовали общественные бюро экономического анализа, которые взяли под свой контроль все: от ритмичности работы, выполнения суточных графиков до расходования материалов и фонда заработной платы. На заводе разработали норматив-лимиты на использование инструмента, расход материалов, электроэнергию, смазочные вещества, тару, все, вплоть до ветоши. В статье, опубликованной в городской газете «Вечерний Новосибирск» 28 августа 1963 года, главный инженер завода А.И. Герт писал: «Сейчас все мы, весь коллектив, должны превратиться в «скупых рыцарей», навести строжайший режим экономии, взять на учет каждую копейку. Одним словом, считать и считать – вот наш девиз».

«На инструментальном заводе есть неписаный закон: любую инициативу, направленную на улучшение дела, надо поддержать, если даже пока предложение не успело приобрести законченного вида, – писала о рационализаторах завода 12 марта 1965 года газета «Советская Сибирь». – Очень сложной казалась вначале идея Виталия Денисовича Казанова. Он предлагал создать устройство для обклейки войлочных кругов абразивами. Ему создали условия для экспериментов. Прошел срок – и приспособление Казанова в действии. Цех № 9 получает 15 000 рублей не условной, а самой реальной экономии в год. Или другой факт. Многие были убеждены, что на изготовлении футляра для набора инструментов невозможно сэкономить ни копейки. Но вот взялась за расчеты и эскизы группа общественников-конструкторов под руководством рабочего Павла Михайловича Дроздова. Она разработала новую технологию изготовления футляра, и завод получил 24 000 рублей годовой экономии».

О шагах инструментального завода по пути к рентабельности писали не только местные, но и центральные газеты – «Советская Россия», «Труд».  Рассказывали о руководителях предприятия, деятельности его партийной организации, работе заводской лаборатории НОТ, общественном университете пропаганды технических знаний. Памятуя о прошлых ошибках, теперь перед внедрением новых автоматических линий и технологических процессов обучали рабочих, проводили занятия в школах передового опыта. На факультетах университета читались лекции по экономике и организации производства, автоматике и механизации, новых способах обработки металла, проводились конференции, семинары, экскурсии на другие предприятия.

Принятые на заводе меры по мобилизации коллектива сыграли свою роль. Несмотря на более жесткую систему нормирования, текучесть кадров на предприятии существенно снизилась. В 1964-м с завода уволилось на 100 человек меньше, чем в предыдущем году. Программу 1964 года завершили досрочно. Сверх плана произвели продукции на 637 тыс. рублей, весь рост промышленного производства был достигнут исключительно за счет повышения производительности труда. Прибыль от хозяйственной деятельности составила 922 тыс. рублей. Затраты на 1 рубль товарной продукции снизились даже не до планировавшихся заводчанами 98 коп., а до 91,77 копейки.

За последующие четыре года завод дал государству прибыли около 6 млн. рублей, постоянно наращивая производство и расширяя ассортимент выпускаемой продукции. 22 ноября 1964 года Совет Министров утвердил проект реконструкции завода, предусматривавший специализацию предприятия на выпуске слесарно-монтажного и зажимного инструмента и создание для этого дополнительных мощностей. И ранее не прекращающееся техническое перевооружение предприятия получило новый импульс.

Новосибирский филиал института «Оргстанкинпром» и заводские специалисты спроектировали и внедрили в производство автоматическую линию штамповки ключей для сверлильных патронов вместо изготовления их механической обработкой. В результате высвободилось 30 рабочих и в 2,8 раза снизился расход металла. В 1964 году стали давать продукцию автоматическая линия обработки червяков для разводных ключей НФАЛ-2 и специальный резьбонакатный станок для накатки резьбы червяков разводных ключей в холодном состоянии. На этих операциях увеличилась производительность труда в 3 раза. Был внедрен непрерывно-протяжной станок ТГ-1 Московского ОКБ для протягивания призмы кулачков сверлильных патронов и десятки других образцов новой техники. Если прежде, например, оси для разводных ключей, губцевого инструмента и трубно-рычажных ключей (их годовой объем достигал 10 млн. штук) на заводе изготавливали методом точения на универсальных токарных станках и автоматах, переводя в стружку до 50 % металла, то теперь внедрили высокопроизводительный технологический процесс высадки осей на холодновысадочных автоматах. Производительность труда возросла в 12 раз, коэффициент использования металла достиг 0,98 %, экономический эффект составил 45 тыс. рублей в год. Среди создателей этого и другого современного оборудования для заводских цехов были конструкторы Н.С. Мачула, М.С. Поляков, Н.В. Наметкин, А.П. Пучкин, А.Т. Грибанов, Л.В. Исайкина, Ю.Г. Холодилов.

Продолжала обновляться кузница. В 1961 году свободную ковку, которой ежедневно подвергалось до 30 тонн заготовок, сменил метод профилирования заготовок перед штамповкой на вальцах, облегчивший труд рабочих и обеспечивший заводу ежегодно 70 тыс. рублей экономии. Но уже с 1967 года началось освоение еще более производительных 2-клетьевых вальцев. Профилирование на них заготовок повысило производительность труда кузнецов в сравнении со свободной ковкой на 45 %. Был освоен способ отжига и нормализации поковок в толкательных печах взамен шахтных. Огромный вклад в перевооружение кузнечного производства внесли главный металлург К.М. Кауфман, главный инженер завод А.И. Герт, его заместитель Р.Г. Шендель, активное участие в совершенствовании производства принимали В.М. Бобровский, В.А. Иванов, В.М. Оробей, А.П. Крапивин, Р.И. Степачева, Т.Н. Устинова, Г.К. Жаворонков, К.А. Баранова, З.В. Терешин и другие специалисты.

Увеличение выпуска наборов инструментов поставило перед специалистами завода задачу совершенствования технологии производства сменных головок. Их изготовление считалось крайне сложным, трудоемким и включало целый ряд операций – сверление, три вида точения, развертывание, 3 перехода пробивки. Попытавшись перевести производство сменных головок на токарные автоматы, специалисты быстро поняли безнадежность затеи. Станки бы просто завалило стружкой: коэффициент использования металла при токарной обработке был чуть выше 30 %. Тогда появилась оригинальная идея создания автоматической линии полугорячего выдавливания сменных головок. На первом этапе горячий пруток разрезался и формировался в шарики, а на втором – эти горячие шарики методом выдавливания уже превращались в сменные головки. Коэффициент использования металла поднимался до 90 процентов. Специалисты из НИИ утверждали: ничего не получится, коэффициент деформации металла превышает допустимый. Однако специалисты из КТБ и отдела главного металлурга все-таки сумели подобрать нужные режимы. В 1966 году изготовили первую автоматическую линию АЛ-4, одновременно шло внедрение линии закалки сменных головок. За внедрение технологического процесса полугорячего выдавливания сменных головок конструктор КТБ А.П. Пучкин и технолог отдела главного металлурга Ю.М. Стрельников награждены медалями ВДНХ.

Отточенные технологии производства сменных головок позволили заводу перейти к выпуску широкой гаммы наборов шоферских инструментов, предназначенных для обслуживания и ремонта автомобилей, тракторов, мотоциклов и другой техники и необходимых в домашнем обиходе. Конструкция и комплектность постоянно совершенствовалась с учетом выпуска автомобильной промышленностью новых марок автомобилей. Улучшилось качество исполнения и конструкции футляров для этих наборов, были введены яркие ложементы из пластмасс с гнездами для каждого инструмента вместо использовавшихся раньше металлических зажимов. Для увеличения срока службы наборов и использования их в различных климатических условиях завод освоил различные защитно-декоративные покрытия инструментов – хромовое, кадмиевое, цинковое, что позволило расширить диапазон применения наборов. К 1965 году освоили производство наборов слесарного и столярного инструмента в улучшенном исполнении, предназначенного для поставки в качестве товаров народного потребления. Постоянно шло улучшение качества и внешнего вида инструмента. В конце 60-х гг. появились наборы в футлярах из поливинилхлоридной пленки с небольшим количеством инструментов для мелких слесарных работ в домашних условиях. Признание потребителей получили наборы, поставляемые заводом в сумках из искусственной кожи с жестким каркасом современной формы с замками и удобными ручками для переноски. Именно на широкого потребителя все больше ориентировался завод, меняя технологию и материалы. Гаечные двусторонние ключи, например, в начале 60-х гг. изготавливались из конструкционной стали штампованием либо холодной вырубкой из листа. По внешнему виду и большому весу они не удовлетворяли потребителя и значительно уступали импортным. За счет применения хромистой, а затем хромованадиевой стали, удалось в два раза повысить прочность ключей при уменьшении их массы. Этой продукции завода присвоили Государственный Знак качества. Аналогичные изменения коснулись и ключей гаечных разводных. С переходом их производства на хромованадиевую сталь разводные ключи уже конкурировали с продукцией зарубежных фирм, а порой и опережали их.

Проведенные в 1971 году испытания заводского инструмента во Франции показали, что он на 30-33 % прочнее, чем инструмент ведущей французской фирмы «Факом». Расширялся спектр экспортных поставок завода. Если в начале 1960 гг. экспортные поставки были единичными, то теперь завод уже поставлял свою продукцию более чем в 40 стран мира. Значительно вырос экспорт продукции тропического исполнения, а также для комплектации станков и машин. Более современной и удобной стала конструкция инструментов, выпускаемых для комплектации комбайнов Красноярского комбайнового завода. Учитывая потребности развивающейся электротехнической промышленности, в 1966-1968 годах завод освоил производство плоскогубцев комбинированных, пассатижей и острогубцев с изолированными рукоятками, позволяющих пользоваться ими в электроустановках напряжением до 1000 вольт.

Выросла потребность в инструменте и в связи со строительством новых автомобильных заводов. Для обслуживания и оснащения строящегося в то время Волжского автомобильного завода в Тольятти новосибирские инструментальщики подготовили 64 типоразмера различного инструмента. В соответствии с требованиями автостроителей, чтобы инструмент по своим рабочим качествам, удобству в работе и внешнему виду не уступал лучшим зарубежным образцам, завод провел большую работу по разработке конструкций инструмента, подбору материалов, покрытий, доводке поверхностей. Чуть позже, в 1974 году, в связи со строительством Камского автомобильного гиганта заводу поручили изготовление наборов для комплектации автомашин, выпускаемых этим предприятием. Продукцию инструментальщиков аттестовали по высшей категории качества.

Государственный Знак качества присвоили также патронам для станков с числовым программным управлением, освоенным заводом в 1977 году. Их производство требовало особой точности и квалификации кадров. Завод начал с изготовления одного вида патронов, а затем с ростом потребности в них освоил еще несколько типоразмеров. Специалисты завода предложили улучшить типовую конструкцию патронов, в частности, иную конструкцию ключа, что значительно облегчило массу патрона и позволило использовать стандартный ключ вместо специального. Удобный, легкий футляр изготавливался из вспенивающегося полистирола. Конструкторами отдела главного технолога Н.П. Костылевой, Л.Г. Ястребковой, Г.Е. Громовым под руководством С.П. Афанасьева активно велись работы по созданию новых конструкций изделий, повышению их качества и расширению ассортимента.

Семидесятые годы для завода характеризовались совершенствованием большинства изделий, связанным с пересмотром государственных стандартов и повышением требований к качеству продукции. В 1977-1979 годах на предприятии разработали и внедрили комплексную систему управления качеством продукции (КС УКП), ставшую основой всей деятельности по обеспечению качества. Шел коренной пересмотр многих технологических процессов, разрабатывались новые конструкции оснастки, станков и автоматических линий, усиленными темпами продолжалась реконструкция.

За каждым из технических новшеств стоял напряженный, полный творческого поиска труд инженеров и конструкторов. Один из них 60-х гг. Геннадий Федорович Зайцев. Модернизированный им пресс на операции «правка-чеканка-правка» в кузнечном цехе при простоте и удобстве в обслуживании позволил втрое увеличить производительность труда и, что особенно важно, обеспечивал полную безопасность работы прессовщиков, прежде отличавшуюся высоким уровнем травматизма. Не за границей, не в крупном НИИ, а в кузнечном цехе Новосибирского инструментального завода впервые в мировой практике появился молот-автомат 60-х гг. детище Г.Ф. Зайцева. За разработку и внедрение высокопроизводительных машин и механизмов собственной конструкции, дающих высокий экономический эффект, инженер-конструктор награжден медалью «Изобретатель СССР».

К началу 80-х годов на заводе действовало 28 автоматических линий, 15 поточных и комплексно-механизированных линий, 359 единиц специального и специализированного оборудования, 182 единицы автоматов и полуавтоматов. По уровню и культуре производства инструментальный завод стал вровень с лучшими предприятиями Новосибирска, неоднократно выходил победителем во Всесоюзном соревновании среди предприятий отрасли. В 1980 году в сравнении с 1975-м завод увеличил выпуск товарной продукции на 10 330 тыс. рублей. Производительность труда увеличилась на 43,1 %, затраты на 1 рубль товарной продукции составили 77,34 коп. Прибыль предприятия за пять лет выросла в 2,5 раза, средняя заработная плата на одного работающего 60-х гг. на 13,2 %. Почти удвоилось производство товаров народного потребления, причем продукция, аттестованная Государственным Знаком качества, составила 31,4 % всего объема товарной продукции предприятия.

Текучесть кадров на заводе стала минимальной, если кто и уходил с завода, то только при острой необходимости 60-х гг. в связи с учебой или переездом. Завод активно строил жилье. Этому способствовало смелое решение руководства взять в аренду убыточный кирпичный завод в Ояше. Вложив в его переоборудование немалые средства, инструментальщики стали производить качественный кирпич. В первую очередь рядом с заводом на улице Большевистской построили двенадцатиэтажное общежитие, вслед за ним административный корпус, а в 1984 году заводчане въехали в девятиэтажный дом. Расширялся и благоустраивался заводской пионерский лагерь им. Сергея Тюленина в Нижней Ельцовке, где за лето отдыхали около тысячи детей инструментальщиков. Теперь здесь построили новый здравпункт, столовую, прекрасный бассейн с подогревом воды. Все желающие из заводчан через профсоюзную организацию обеспечивались льготными путевками в санатории и дома отдыха, а отдых в Бердском доме отдыха, где у завода был свой летний корпус, и вовсе стоил копейки. Каждый месяц в цехах бесплатно раздавались билеты в областной драматический театр, приобретенные за счет заводского профсоюзного комитета. Зимой завком арендовал для сотрудников завода лыжную базу «Буревестник» с бесплатным прокатом лыж, в плавательном бассейне СКА были арендованы две водные дорожки. Летом проводились спортивные спартакиады в Репьево, а зимой еженедельные поездки в Горную Шорию. Заводчане активно участвовали в соревнованиях по лыжам, настольному теннису, пулевой стрельбе, футболу, волейболу, баскетболу, хоккею, подледному лову, тяжелой и легкой атлетике. Сдачей норм ГТО была охвачена почти половина инструментальщиков. Еще более грандиозными были планы. При высоких темпах развития предприятия и росте прибылей реальным становилось увеличение темпов строительства жилья, чтобы обеспечить квартирами всех очередников.

0

8

Новый завод на старой площадке

Планомерное решение социально-бытовых вопросов заводчан, взвешенная кадровая политика давали свои плоды. На предприятии сформировался крепкий рабочий костяк, в его руководстве были профессионалы высокого класса, многие из которых выросли вместе с предприятием, придя сюда после окончания вузов и техникумов, а некоторые заканчивали учебу, работая на заводе. Например, бывший ученик токаря Н.И. Фрумкин вырос до заместителя директора завода, В.Т. Бородиневская – от заместителя начальника цеха до начальника отдела технического контроля, Б.А. Штобер – от ученика слесаря до главного технолога, Н.И. Миргородский – от начальника ПРБ до начальника планово-экономического отдела, Р.Г. Шендель – от плановика цеха до главного инженера завода, А.В. Могилин – от ученика токаря до председателя заводского комитета профсоюза, Н.Т. Руденков – от ученика слесаря до помощника директора завода, Ю.Д. Фролов – от рядового мастера до начальника производства, а затем был приглашен директором завода им. XVI партсъезда; М.Я. Эйдельман – от мастера до зам. директора завода, В.А. Арановский – от технолога цеха до директора завода и т.д.

Дала результаты и забота руководства завода о закреплении молодых кадров. Омолодившаяся команда инженерно-технического состава активно решала вопросы технического перевооружения и реконструкции предприятия, а время ставило все новые проблемы. Одними из самых злободневных оставались вопросы энергетики. К дефициту энергетических мощностей в связи с маловодьем 1981 и 1982 годов не были готовы ни энергосистема Новосибирска, начавшая ежедневные полутора-двухчасовые отключения электроэнергии на промышленных предприятиях, ни завод, где не оказалось даже дежурного освещения. Без обновления энергетического хозяйства не обойтись, решили на заводе. Для повышения надежности электроснабжения провели реконструкцию центрального распределительного пункта электроэнергии, на компрессорной станции заменили старые и установили дополнительные компрессоры, обеспечивающие цеха сжатым воздухом. В 1985 году перевели на газ заводскую котельную, снабжающую теплом кроме промышленной площадки завода еще два предприятия, значительную часть бюджетных организации Октябрьского района и жилой фонд. За счет заводских средств построили 4 км газопровода до ТЭЦ-5, произвели реконструкцию действующих и установку двух новых котлов, причем все работы заводские энергетики проводили без остановки производства, продолжая обеспечивать теплом жилье и организации муниципальной сферы. Благодаря переходу на более калорийное топливо мощность котельной увеличилась на треть, исчезли вредные выбросы.

Проблему со снабжением предприятия водой решили, сделав два новых 500-мм ввода от городского водовода. Одними из первых в городе в 1986 году инструментальщики построили комплекс заводских очистных сооружений. До этого завод имел станцию по нейтрализации гальванических и щелочных стоков, однако ливневые и остальные промышленные стоки от масел и механических загрязнений очищать было невозможно. Построенный теперь комплекс очистных сооружений полностью завершил систему водооборота, прекратились сбросы в реку Плющиху. Претензий по стокам у природоохранных служб к заводу больше не возникало.

На заводской площадке продолжались реконструкция и строительство новых цехов. Для производства цанговых патронов для станков с числовым программным управлением создается новый цех, оснащенный новейшими станками германского производства фирмы «Вумард». К старому тесному помещению деревообрабатывающего цеха пристроили новый корпус с пролетом в 18 метров с грузоподъемными механизмами и набором термопластавтоматов. Футляры для наборов инструментов делали уже не из фанеры, а из более легкого и эргономичного пластика, из пластика же стали изготавливать рукоятки на плоскогубцы и кусачки, ручки для стамесок, отверток. Провели реконструкцию цеха № 6, выпускающего шоферские наборы. Без остановки производства передемонтировали все оборудование, построили новые бытовки, сауну, лучший на заводе кафетерий для рабочих.

Практически на 100 % обновилось оборудование в цехе гальванопокрытий, мощности по хромоникелевым покрытиям увеличились втрое, а по цинковым в полтора раза. Впервые в отрасли и инструментальном производстве освоили новые технологии, изготовили и запустили в серийное производство линии электрофореза и автофореза на водно-эмульсионных красках. Это позволило исключить использование горюче-взрывоопасных нитроэмалевых красок, резко улучшить условия труда рабочих.

В сложных условиях велась реконструкция финишного сборочно-упаковочного цеха № 33, его фактически отстроили заново в здании бывшей котельной. Даже фундамент пришлось демонтировать методом взрыва: таким большим был объем строительно-монтажных работ. Зато теперь вся продукция завода упаковывалась в одном месте, здесь же создавались и необходимые заделы, необходимые для ритмичного выпуска продукции. В это же время у завода появился филиал по производству кусачек на Ояшинском метизном заводе. До 1987 года инструментальный завод получал полуфабрикаты на кусачки из Томской колонии для заключенных, но после крупной амнистии к 70-летию Октября поставки заготовок на завод прекратились. Было много сомнений, сумеет ли завод организовать совершенно новое для себя производство, по существу, в деревне. Однако благодаря настойчивости руководства завода, инициативной работе его служб новое производство освоили, и вскоре выпуск кусачек достиг прежнего уровня.

В 1988 году на заводе произошел крупный пожар – дотла сгорел заготовительно-автоматный цех № 15. От станков остались только станины. Полностью остановилось производство разводных и трубно-рычажных ключей, футляров шоферских наборов, выпуск которых оценивался в миллионы рублей. И снова, как в военные годы, коллектив завода мобилизовался. Ранней весной рабочие цеха работали под открытым небом, соорудив навесы над станками, а рядом уже кипела стройка. К концу октября от пожара не осталось и следа, цех стал еще более удобным, чем раньше, смонтировали новое современное оборудование. При этом выпуск продукции не только не сократился, а, наоборот, увеличился, к концу года завод выполнил план и получил классное место среди предприятий отрасли.

Расширялся заводской парк станков с числовым программным управлением. И здесь тоже был сделан технологический рывок. Если раньше программы для станков разрабатывали сторонние организации, из-за чего случались несовпадения и ошибки в чертежах, то теперь за персональные компьютеры уселись заводские технологи. На станки с ЧПУ перевели производство сверлильных патронов, ковочных штампов, цанговых патронов. Усилиями конструкторских и технологических служб предприятия освоили производство новых разводных ключей типа «Стилсон», переставных плоскогубцев, нового трещоточного ключа по французской технологии, более точных сверлильных патронов. Расширился ассортимент инструмента с диэлектрическим покрытием, позволяющим работать в установках под напряжением до 1000 вольт и пользовавшимся большим спросом на предприятиях Минэнерго.

Переходя на более современные технологии, завод благоустраивался и сам. Во всех крупных цехах оборудовали сауны с комнатами отдыха. Расширился заводской здравпункт, средств для него не жалели. Приобреталась медицинская аппаратура для стоматологического, гинекологического, терапевтического кабинетов. Открыл двери заводской комбинат питания с четырьмя кафетериями в основных цехах. Заводская столовая вышла из состава треста столовых и стала самостоятельным подразделением. К имеющемуся овощехранилищу на 120 тонн овощей пристроили еще одно на 300 тонн с современным холодильным оборудованием. Чтобы представить значение этой работы, надо вспомнить, какими были начинающиеся 90-е годы. Страна жила по талонам, на которые выдавались колбаса, масло, сахар, дефицитом были даже сигареты. А завод в это время по прямым договорам получал говядину и свинину, красную рыбу, разнообразные товары народного потребления.

240 семей заводчан справили новоселье в новом 9-этажном жилом доме по ул. Большевистской. Первый этаж предоставили в распоряжение стоматологической поликлиники на 600 посещений, здесь же расположился детский клуб, магазин «Инструмент», фирменный овощной магазин от фирмы «Иня», хлебный магазин. В эти же годы начато строительство 240-квартирного дома по ул. 2-й Обской, рядом построили детский сад на 140 мест, достраивался спальный корпус в Бердском санатории, а в заводском пионерском лагере для ребятишек устроили целый парк аттракционов. Были оформлены все необходимые разрешительные документы на строительство спортивного комплекса по улице Большевистской, прямо напротив завода.

Инструментальщики не сдаются

Пятидесятилетие завода отмечали пышно. Приехали гости со многих инструментальных предприятий страны (в том числе и Сестрорецкого инструментального завода), бывшие руководители предприятия, много сделавшие для его становления. Инструментальщикам было о чем рапортовать юбилею. 1991 год заканчивался успешно. Выпускаемая заводом продукция пользовалась спросом не только в России, республиках СССР, но и продавалась в Италию, Польшу, Австралию, ОАЭ, другие страны мира.

С расширением прав хозяйственной самостоятельности перед предприятием открылись новые возможности. Еще более значимые перспективы открылись вслед за вступлением коллектива в роль собственника. В начавшемся в городе процессе приватизации промышленных предприятий Новосибирский инструментальный значился в авангарде. На заводе шла подписная кампания на приобретение акций предприятия за наличные или ваучеры – ценные бумаги, означавшие владение «кусочком» государственной собственности. Руководство завода спешило, и обоснованно: постановлением Правительства РФ от 14 августа 1992 года готовилась переоценка основных производственных фондов. На предприятиях, успевших акционироваться до конца 1992 года, цена имущества акционеров поднималась более чем в 20 раз, тем, кто не укладывался в этот срок, выкупать предприятие предстояло много дороже. 23 ноября 1992 года администрация Октябрьского района зарегистрировала устав акционерного общества открытого типа «Новосибирский инструментальный завод».

Что значит быть акционером, большинство работающих на предприятии представляли смутно. В умах рисовались будущие дивиденды, которые потекут владельцам акций, когда после акционирования, в этом все были уверены, завод непременно развернется. Ну, а если наступят «черные» времена, продав акции, можно будет поддержать семью. В эйфории приватизации даже возник вопрос – нужна ли теперь заводу профсоюзная организация. Зачем, если все работники предприятия действительно стали его хозяевами? Собрание акционеров и без профсоюза решит, как распределить прибыль – вкладывать ли деньги в техническое перевооружение предприятия, другие проекты, хватит и на то, чтобы строить жилье и покупать путевки для заводчан. К счастью, на заводе нашлись и те, кто здраво рассудил, что и в успешные времена работникам нужна защита в виде профсоюза, тем более, если ветер фортуны переменится. Те, кого называли пессимистами, оказались правы. 1992 год для предприятия оказался провальным. Сложности бартерной торговли, уже и раньше затруднявшие сбыт продукции инструментальщиков, в начале 1993-го поставили завод перед проблемой выживания. Многие из предприятий «оборонки», прежде заказывавшие крупные партии инструмента, оказавшись без государственного заказа, отказались от заводской продукции. С ликвидацией СССР свернулись поставки в союзные республики. Проблемой стало добыть металл. Чтобы заплатить налоги, требовалось раскручивать длинные цепочки взаимозачетов. А когда деньги, полученные от продажи инструмента, все же приходили на завод, руководство стояло перед дилеммой – то ли закупить на них металл, то ли выплатить коллективу хотя бы часть зарплаты, но остановить предприятие.

Задержки с выплатой зарплаты все увеличивались, среди заводчан росло недовольство, подогреваемое обсуждением заграничных командировок директора и целой серии контрактов, выгодных, по мнению многих, только ограниченному кругу приближенных к руководству лиц. Около 800 работников завода вообще остались без акций. Во время проведения подписки они находились в отпусках или болели, в результате оказались за бортом акционирования. Не были уверены в своих правах на владение акциями и остальные. По правилам каждому акционеру должна выдаваться выписка из реестра, чтобы он лично удостоверился о внесении его в список держателей акций. Но ни выписок, ни реестра никто из заводчан не видел. По цехам и отделам настойчиво ползли слухи, что правление во главе с генеральным директором Соколовым незаконно присвоило больше 4000 акций, подлежащих распределению по закрытой подписке. Кулуарные обсуждения скользких моментов акционирования неизменно выходили на главную проблему – как могло еще недавно благополучное предприятие оказаться на грани банкротства? Трудности, связанные с экономическим положением в стране, – понятно, но как быть с просчетами в ряде контрактов? Почему прикрыли выходившую много лет заводскую многотиражку? Почему замалчивается информация о финансово-экономическом состоянии предприятия? Состоявшаяся профсоюзная конференция прошла бурно, как никогда. Решений, подобных вынесенным здесь, на заводе тоже прежде не знали – выразить недоверие генеральному директору С.Н. Соколову.

Однако у самого генерального директора взгляд на ситуацию и пути выхода из нее был совершенно иной. Собрав в последних числах сентября руководителей подразделений, Соколов доложил: «Склады завалены, перепроизводство растет, другого варианта, кроме как на месяц остановить завод, не вижу». Молчание в ответ было красноречивее слов. За спинами начальников цехов стояли коллективы не в одну сотню человек, и каждый прекрасно понимал, как там будет встречено такое решение – чем кормить семьи, если и без административного отпуска зарплату задерживали. Ясно, что остановка предприятия еще больше подстегнет волну увольнений. А потом, как раскачать после месячной остановки огромную заводскую махину? На заводе не было человека, который бы с болью не задавал себе вопроса – не начало ли это конца? Возможно, так бы и случилось, если бы среди инструментальщиков не нашлись люди, не желавшие мириться с перспективой надвигающегося банкротства. В инициативную группу, занявшуюся выяснением обстоятельств форс-мажора, вошли председатель профсоюзного комитета В.С. Коломеец, главный инженер завода Г.Е. Громов и его заместитель Ю.А. Комлев, главный механик А.В. Алексеев, главный энергетик В.П. Добрынин, начальник юридического отдела А.В. Зимоглядов, начальники цехов Г.В. Новоселов и Ю.Р. Комаров.

Пришедшие после административных отпусков инструментальщики обнаружили на заводе двоевластие. Все производство вел главный инженер Геннадий Енакентьевич Громов, финансы и бухгалтерия находились у генерального директора, все больше отходившего от ежедневных производственных за-дач, но по-прежнему крепко державшего в руках финансовые рычаги. Огромными усилиями коллектива удалось завести маховик предприятия, более того, даже несколько выправить ситуацию. Несмотря на то, что, начиная с весны, завод лихорадило, годовые цифры объемов товарной продукции превышали результаты 1992 года. Благодаря инициативной группе у инструментальщиков открылись глаза на целый ряд финансовых «упущений», способствовавших тому, что завод фактически стал банкротом. Обнаружилась и масса нарушений, допущенных в ходе приватизации предприятия, в частности, львиная доля заводских акций оказалась у генерального директора. Разрешить проблему в «семейном кругу» стало уже невозможно, да и сама семья заводчан раскололась на два лагеря. Одни считали, что Соколов вновь взнуздает завод, как это было в 80-х, когда инструментальный рванул вперед. Большинство же придерживалось мнения о необходимости оперативного вмешательства. Инициативная группа обратилась в областной фонд госимущества с просьбой о расторжении контракта с генеральным директором С.Н. Соколовым и аннулировании результатов акционирования. Так как заводские документы еще не прошли все необходимые этапы регистрации, дело еще можно было повернуть вспять. Инициативную группу поддержала районная администрация, событиями на заводе заинтересовалась и областная прокуратура.

Вскоре у правоохранительных органов появился еще один повод для этого: было совершено нападение на главного инженера завода Громова, незадолго до этого выставившего на собрании акционеров свою кандидатуру на пост генерального директора предприятия. Кто-то на заводе судачил о случайности, уличном хулиганстве, от которого никто не застрахован, но для большинства инструментальщиков связь двух фактов была очевидна, как и вывод – это предупреждение уходить с дороги, слишком далеко зашел Громов, разгребая заводские завалы.

Инициативная группа и в самом деле сделала немало. Вскрытых ею нарушений и злоупотреблений в ходе акционирования завода оказалось более чем достаточно, чтобы областной фонд госимущества направил на предприятие комиссию по аудиту приватизации, а затем развернул ситуацию на 180 градусов. На заводе начали готовиться к проведению второй подписки на акции предприятия. Теперь она проходила уже без всякой спешки и по всем правилам, чтобы не обойти ни одного из работающих, причем каждый смог стать держателем не более чем 16 акций. В апреле 1994 года собрание акционеров большинством голосов избрало генеральным директором Г.Е. Громова. Другой кандидатуры, которую можно было бы поставить рядом, не нашлось. За 20 лет работы на заводе Г.Е. Громов прошел путь от мастера до главного инженера, в его принципиальности и преданности заводу сомневаться не приходилось, а волевой и решительный характер, как посчитали инструментальщики, незаменимы в труднейшем положении, в котором оказалось предприятие.

Наследству, полученному новым директором, вряд ли кто из коллег мог позавидовать. Задолженность по зарплате на заводе перевалила за четыре месяца, долги по налогам обросли пеней и штрафами. Да и разобраться в бухгалтерском хозяйстве, крайне запутанном предшественником, было практически невозможно. Так что первый визит нового генерального состоялся в налоговую инспекцию, второй – в мэрию с просьбой к городским властям об отсрочке платежей. Долги в казну приходилось гасить через целую цепочку взаимозачетов. Для выплаты налогов в городской бюджет, к примеру, завод отгружал свой инструмент на завод автомобильных двигателей, откуда те шли на предприятие, производившее автобусы, которые в свою очередь поставлялись в муниципальное хозяйство Новосибирска. Задача стояла одна – сохранить предприятие, не растерять хотя бы его кадровый костяк. Это означало, невзирая на все сложности, продолжать производство, обеспечить людям заработок, в том числе и за счет организации услуг и выпуска на заводском оборудовании изделий, необходимость в которых особенно возросла в условиях товарного «голода». Начали организовываться кооперативы, часть их превратились затем в семь дочерних предприятий завода. Среди них ООО «Эксперимент» в экспериментальном цехе, выполнявшее многочисленные заказы по изготовлению замков и всевозможного инструмента малыми сериями, ООО «Экосервис» на базе заводских очистных сооружений; предприятия, занимавшиеся торговлей и бравшие на реализацию производимый заводом инструмент. Чтобы обеспечить заводчанам хотя бы минимум необходимого при нехватке наличных денег заключались договоры с городскими пред-приятиями легкой и пищевой промышленности, опять же на бартер. Например, взамен поставляемого швейной фабрике «Синар» инструмента заводчане одевались в его магазине, а потом затраченные деньги вычитались из получки.

В этот трудный период, потребовавший от работников завода терпения и мужества, новое дыхание обрела, замершая было профсоюзная организация. В цехах и отделах прошли собрания, а затем в марте 1995 года состоялась общезаводская отчетно-выборная конференция, которая поставила перед вновь избранным профсоюзным комитетом задачу разработки коллективного договора с администрацией. Каждый на заводе понимал, что при всех трудностях заводское руководство делает все возможное и даже более того. Завод начал строительство дома на 320 квартир по ул. Большевистской, 48/2. Для новосибирских предприятий, давно свернувших строительство жилья, случай из числа редчайших. Неудивительно, что стройку инструментального кое-кто в городе относил к прожектам. Но руководство завода и профсоюзный комитет в позиции оставались едины: грех не воспользоваться ситуацией, когда на строительство дома уже готова документация, выделен участок и оплачена земля. К тому же у предприятия есть свой кирпичный завод и растворный узел.

«Выздоровление» завода шло тяжело, но постепенно наращивались объемы производства, в зарабатываемых заводом средствах все больше увеличивалась масса «живых» денег. После анализа экономической деятельности предприятия руководство завода пришло к решению «отсечь» около трети объемов производимой продукции, реализуемой по неэффективному, долго оборачивающемуся бартеру. Как выяснилось позже, мера оказалась крайне своевременной, обеспечившей стабилизацию экономического положения предприятия в крайне тяжелый 1998 год, отмеченный для российской экономики августовским дефолтом. Не только для инструментального, для всей отечественной промышленности он стал периодом спада, вслед за которым начался подъем. Производимый заводом качественный инструмент, далеко превосходивший по своим прочностным характеристикам заполонившие до дефолта рынок китайские аналоги, стал высоковостребованным. Предприятие набирало обороты, с каждым годом росли объемы производства.

В январе 2000 года коллектив инструментальщиков получил благодарственное письмо от председателя Правительства РФ В.В. Путина. «...Благодарю коллектив ОАО «Новосибирский инструментальный завод» за эффективную работу, умение инициативно действовать в непростых условиях, за помощь стране в пополнении казны полновесным «живым» рублем! Совсем недавно наступил новый 2000 год. Оставляя в прошлом XX век, выходя на просторы нового тысячелетия, мы все с оптимизмом думаем о будущем России, видим ее политически стабильным, экономически развитым демократическим государством. Уверен, с помощью вашего коллектива наша Родина займет достойное место в ряду развитых стран мира».

Благодарственное письмо от главы правительства для заводчан стало первым подарком к предстоящему 60-летнему юбилею. Юбилей являлся не просто вехой в череде «круглых» дат. Преодолев огромные трудности, завод выстоял, сохранил производственные мощности и коллектив, который пусть и сократился по сравнению с советскими временами, но оставался дееспособным, мобильным, теперь уже с надеждой смотревшим в будущее. 60-летие предприятия стало праздником для всех инструментальщиков – от ветеранов, трудившихся на заводе в период его становления и уже ушедших на заслуженный отдых, до всех без исключения специалистов нынешнего поколения, чьи заслуги в том, что завод живет и действует, были ничуть не меньшими. По традиции в юбилейные дни на предприятии встречали гостей – руководителей города и области, коллег со многих инструментальных предприятий страны. Как заведено, провели по цехам, показали заводской музей, открывший двери в юбилейные дни. В его экспозиции, начинавшейся с экспонатов Сестрорецкого оружейного завода еще петровских времен, год за годом вставала вся история Новосибирского инструментального. Но самих сестроретчан куда большее впечатлил сегодняшний день завода. После экскурсии по предприятию они даже не пытались скрыть эмоций: «Сынок-то покрепче оказался!» Сестрорецкий инструментальный завод, считающийся родоначальником Новосибирского инструментального, в результате экономических катаклизмов 1990-х годов перестал существовать как единое предприятие, распавшись на отдельные мастерские и небольшие фирмы, а у новосибирцев и хозяйство оказалось в порядке, и дела шли в гору.

Почетными гостями юбилейных празднеств стали бывшие руководители завода. Среди них легенда инструментального – Михаил Иванович Валентович, в 60-х годах выведший завод из планово-убыточных в рентабельные. После инструментального он возглавлял Бердский электромеханический завод, а затем работал в Министерстве среднего машиностроения. Работавший главным инженером Андрей Ильич Герт защитил кандидатскую диссертацию, и долгое время преподавал в Новосибирском электротехническом институте. Виктор Антонович Арановский после десятилетнего директорства на инструментальном заводе возглавил одно из крупнейших предприятий Новосибирска – завод «Тяжстанкогидропресс». Заводу везло на талантливых руководителей, но и для них инструментальный был хорошей школой, оттачивавшей умение руководить коллективом, решать сложнейшие производственные и технические задачи. Неудивительно, что предприятие, которому они отдали столько сил, несмотря на все перемены, оставалось для них родным. Борис Адольфович Штобер, главный технолог завода с 1946-го по 1986 год, приехал на юбилей из Германии. На праздничном вечере он сказал: «Вся моя жизнь – здесь».

В честь 60-летия Новосибирского инструментального завода на предприятии учредили медаль «За доблестный труд». Для инструментальщиков нет награды дороже. И дело, конечно, не в прилагающемся к медали существенном денежном вознаграждении. Это оценка личных заслуг и верности предприятию, признание от лица всего заводского коллектива. На лицевой стороне медали изображение знаменитой скульптуры Вучетича «Перекуем мечи на орала», копия которой стоит у заводской проходной как напоминание о Великой Отечественной, когда завод работал на оборону. По положению, медалью награждаются высокопрофессиональные работники завода, особо отличившиеся в совершенствовании техники, технологии и организации производства, внесшие значительный вклад в освоение новых видов продукции, добившиеся высоких показателей качества продукции, производительности труда, эффективности производства и отработавшие на заводе не менее 20 лет. Заводской медали могут быть удостоены и граждане других организаций и учреждений за большие заслуги в обеспечении эффективной работы завода. На 60-летнем юбилее медаль вручили 15 бывшим и нынешним заводчанам – генеральному директору Г.Е. Громову, техническому директору Ю.А. Комлеву, руководителям Новосибирского инструментального прошлых лет: А.И. Герту, М.И. Валентовичу, В.А. Арановскому, Б.А. Штоберу; начальнику юридического отдела А.В. Зимоглядову, ведущему инженеру ИПО Н.К. Киричко, коммерческому директору А.К. Свириду, председателю заводского совета ветеранов Е.И. Артемовой, полвека отдавшей заводу; старшему мастеру цеха № 10 З.К. Задорогиной, распределителю работ цеха № 6 М.П. Погудалиной, слесарю механосборочных работ цеха № 3 Г.Н. Плотникову, токарю-затыловщику ИПО В.Н. Руденкову, председателю совета директоров Т.В. Макаренко.

Каждый год к числу награжденных добавляется четыре новых фамилии. Из самых достойных не только по заслугам прежних лет, но и по сегодняшнему вкладу в производство. «Легко на заводе не было никогда, – сказал удостоенный заводской медали главный металлург предприятия Анатолий Викторович Крапивин, отметивший 40 лет работы на Новосибирском инструментальном. – В советские времена требовалось выпускать инструмент в огромных объемах и широчайшей номенклатуры, так что завод постоянно шел на пределе своих мощностей. Сейчас коллектив меньше, а задачи, может быть, даже еще более сложные – надо снижать затраты, выходить на сберегающие технологии, выпускать изделия, не уступающие лучшим российским и зарубежным образцам».

2001 год для коллектива инструментальщиков стал «годом качества». Выжив и выстояв, предприятие стояло перед задачей качественно иного уровня. Требовалось создать эффективное производство, способное выпускать конкурентоспособную продукцию. Качество заводской продукции всегда ценилось достаточно высоко. Но если прежде качественной считалась продукция, соответствующая требованиям ГОСТов и технических условий, сейчас в это понятие стала входить еще и востребованность ее потребителем. После краткого затишья в импортных поставках в связи с дефолтом 1998 года на рынок вновь хлынул поток товаров из азиатских стран. Китайский, тайваньский, индийский инструмент существенно уступал продукции завода по надежности, но отличался более красивым дизайном и, что особенно важно, был более дешевым. Чтобы выжить в новых условиях, заводу требовалось наладить производство, обеспечивающее оптимальное соотношение ассортимента, качества и цены продукции. Необходимостью стало организовать грамотную, мобильную маркетинговую службу. В первоочередные вышла задача внедрения сертифицированной системы качества, охватывающей деятельность всех заводских подразделений – от заключения контрактов, закупки сырья, проектирования и производства до хранения, упаковки и поставок, включая управление документацией и данными, проведение планово-предупредительного ремонта оборудования и подготовку кадров. Итог работе, проводимой на предприятии в течение нескольких лет, в июне 2002 года подвела экспертная комиссия сертифицированного органа по сертификации систем качества ФГУ «Новосибирский центр стандартизации и метрологии», подтвердившая наличие на предприятии сертифицированной системы качества, соответствующей требованиям международного стандарта ИСО 9001. Рекламное действие сертификата давало право заключать долгосрочные контракты с заказчиками, помогавшие обеспечить финансовое благополучие завода.

В этот период на предприятии появился целый ряд технических новшеств. В их числе было внедрение новых, более экономичных составов пластизольных покрытий для инструмента – декоративного и двойного изолирующего, гарантирующих долговечность использования, сохранение механических и электрических свойств при диапазоне температур от -40 до +70 градусов. Завод закупил оборудование и первым в России освоил экструзионно-выдувную технологию на изготовлении футляров шоферского инструмента, при которой одновременно выполняется корпус, ложемент под инструмент, крышка и защелка. Экономический эффект от внедрения всего комплекса работ, связанных с данной технологией, исчислялся миллионами рублей. Началось крупное обновление оборудования в кузнечном цехе: производство сменных головок для пользующегося на рынке высоким спросом шоферского инструмента планировали увеличить на 50 %.

Результаты внедрения современных технологий и новых подходов к качеству продукции не замедлили сказаться. В 2002 году завод стал победителем всероссийского конкурса «1000 лучших предприятий России» и «Российская организация высокой социальной эффективности». Набор инструмента № 5 с изолированным покрытием и набор «Универсал-2» в новых футлярах удостоились дипломов Всероссийского конкурса «100 лучших товаров России» и регионального конкурса «Новосибирская марка». Блестящей победой завершилось участие завода в национальной программе продвижения лучших российских товаров, услуг и технологий «Всероссийская марка» (Ш тысячелетие). Знак качества XXI века». Золотой знак качества получили все три представленных заводом набора инструментов – шоферского № 3, слесарно-шоферского «Универсал-2», слесарного инструмента с изолирующим покрытием № 5а. Отраслевая экспертная комиссия в составе ведущих специалистов России отметила высокие прочностные характеристики, соответствующие международным стандартам, оригинальность дизайна, компактность размещения инструмента не только на дне, но и крышке футляра, а также доступность цены. У продукции Новосибирского инструментального завода она существенно ниже, чем у западных аналогов. Как писала о победе завода городская газета «Вечерний Новосибирск» 20 июня 2003 года, «... обращает на себя внимание характерная особенность: ресурсы предприятия вкладываются не в выполнение разовых заказов, а в организацию высокотехнологичного производства. И это при постоянном стремлении уменьшить сроки постановки на производство. Стоит ли удивляться, что для большинства не только российских, но теперь и зарубежных лабораторий, занятых разработкой специального инструмента, Новосибирский инструментальный завод – полигон для реализации в массовом производстве новых технологий и неизвестных ранее инструментов».

Планируя для завода новые рубежи, инструментальщики смотрят в будущее – каким должно стать производство, системы маркетинга и сбыта, чтобы предприятие через 3, 5, 10 лет не уступило бы конкурентам, а завоевывало на рынке новые позиции. Но иногда полезно оглянуться и назад. Анализ сделанного – тоже почва для размышлений. К сегодняшним результатам завод подошел практически с нуля, когда в начале 90-х балансировал на грани банкротства.

За ростом объемов производства и освоением новых изделий – труд всего коллектива и каждого работника завода. Они отмечены не только заводскими, но и высокими правительственными наградами. Звания «Почетный машиностроитель», Почетной грамоты Министерства промышленности, знака «За отличие в службе» 2-й степени, «Ордена дружбы», медали Академика С.П. Королева и медали «За доблестный труд» удостоен генеральный директор Новосибирского инструментального завода Г.Е. Громов. Звания «Заслуженный машиностроитель РФ» получила целая группа инструментальщиков. Среди них электромонтер цеха № 1 А.Б. Носачев, ветеран завода Л.С. Автоманов, токарь ИПО Б.И. Смирнов. В числе удостоенных звания «Почетный машиностроитель РФ» слесарь-инструментальщик А.К. Саенко, токарь В.И. Пичурин, автоматчик-наладчик А.Е. Волчек, начальник отдела кадров Л.В. Кетова и зам. генерального директора по кадрам Э.А. Ашихман, зам. технического директора Ю.Р. Комаров, ведущий инженер-конструктор отдела главного технолога И.М. Бердников, начальники цехов Е.Е. Михайлов, А.В. Климов и И.А. Квактун, начальник ОТБ Р.Д. Овчинкина. Вручались заводчанам именные Почетные грамоты Министерства промышленности и Министерства экономики, дипломы за участие во всероссийских конкурсах.

Высокий уровень качества, значительные объемы выпускаемой продукции, подтвержденная многолетним опытом репутация надежного поставщика позволили предприятию занять ведущие позиции на потребительском рынке России, стран СНГ и Балтии. Продукция новосибирских инструментальщиков потеснила конкурентов из Китая, Тайваня и Индии, особенно при оптовых закупках. Растут поставки оптовым потребителям, увеличивается их число, в том числе и в странах ближнего зарубежья. Охотно приобретают выпускаемый заводом разнообразный инструмент и новосибирцы: к существующему фирменному магазину «Дом инструмента» добавился открытый рядом с заводом магазин «Инструмент», завоевавший признание розничных и мелкооптовых покупателей.

Предприятие ежегодно наращивает темпы производства. За 2003 год реализовано продукции на 21,5 процента больше, чем в предыдущем году. Освоены новые изделия: сменные головки «Супер» (аналог головок «Super Lock» США), ключ с присоединительным квадратом изогнутый, удлинители 125 и 250 сварной конструкции, ключи торцовые сварные 17, 19, набор № 15 в пластмассовом футляре, наборы шоферского инструмента № 1, 2, 3 с головками «Супер», новые модификации наборов шоферского инструмента на базе набора № 2.

Росту объемов производства способствовала интенсивная работа по техническому перевооружению завода. Только в течение 2003 года на предприятии внедрили 102 технических мероприятия с экономическим эффектом 11 867 749 рублей при затратах на внедрение 9 265 633 рубля. Цифры соотносимые, что и не удивительно. Среди техмероприятий – внедрение новых технологических процессов дробометной обработки поверхности деталей, механической обработки сменных головок на механическом агрегате СКЗА 4.30, процесса маркировки изделий на лазерной установке, создание новых производственных площадей, а также реконструкция оконных проемов, въездных ворот в цехи, тепловых завес, кровли на производственных корпусах, ремонт гардеробов, душевых, производственных и бытовых помещений. Многим зданиям завода уже по 30-40 лет. За это время они износились, в цехах нарушился тепловой режим. Пришла пора, решили на заводе, вкладывать деньги в улучшение условий труда.

Забота о персонале – одна из составляющих внедренной на заводе системы менеджмента качества. На заводе постоянно растет заработная плата, действует положение о премировании, учитывающее выполнение плана и соответствующий уровень качества продукции, программа по привлечению на предприятие молодежи с льготами для молодых специалистов и рабочих и системой стимулирования тех, кто занимается их обучением. Любой из работающих на заводе может получить беспроцентную ссуду на крупные покупки, выделяются санаторно-курортные путевки, а для детей заводчан льготные 10-процентные путевки в оздоровительные лагеря. Все вместе – немалые средства, но, как считают на заводе, обеспечение условий труда и отдыха заводчан значит не меньше, чем техническое перевооружение производства.

Зато затраты считают по-хозяйски. В развернутой системе энергосбережения на счету каждый киловатт электроэнергии, каждый кубометр воды. Внедрение в 2003 году системы оперативного контроля и учета водных ресурсов в заводских подразделениях – только один из ее моментов. По сравнению с 2002 годом почти на 30 % возросла выработка тепловой энергии заводской котельной – за счет увеличения отпуска сторонним потребителям. В ближайшее время на предприятии намерены приобрести установку по выработке электрической энергии. По подсчетам, собственная электроэнергия будет в два раза дешевле, чем покупаемая у «Новосибирскэнерго», а затраты должны окупиться уже через 3-4 года. Снижению затрат будет способствовать также запланированная на предприятии децентрализация компрессорного оборудования по заводским подразделениям.

Акционеры ОАО «НИЗ» дивидендов еще не получали: до сих пор вся прибыль шла на развитие производства. Проблем и сегодня еще достаточно, но совершенствование предприятия и рост темпов выпуска продукции налицо. В общем объеме инструмента, выпускаемого двадцатью пятью предприятиями отрасли, доля инструмента с маркой ОАО «НИЗ» к концу 2003 года достигла 19,4 % – весомая цифра в масштабе страны. Преодолев немалые трудности, коллектив Новосибирского инструментального выжил, выстоял, создал эффективное производство, выпускающее продукцию, пользующуюся спросом в России и импортируемую за рубеж.

Хронология

4 августа – 7 сентября 1941 года – прибытие в Новосибирск эшелонов с оборудованием и людьми с Сестрорецкого инструментального завода.

15 октября 1941 года – смонтирован первый заводской цех на площадях трикотажной фабрики.

23 октября 1941 года – первый на заводе цех начал выдавать продукцию.

17 сентября 1951 года – Совет Министров СССР принимает постановление о перебазировании цехов Новосибирского инструментального завода с первой на вторую площадку с одновременным расширением предприятия.

1958 год – запуск нового корпуса слесарно-монтажного инструмента.

1960 год – выход постановления Совета Министров СССР о реконструкции Новосибирского инструментального завода.

1961 год – организация специального конструкторского бюро и цеха по изготовлению специальных станков.

1964 год – завод выходит в число рентабельных.

1969 год – освоение производства деталей из полимерных материалов.

1978 год – введен в строй цех гальванопокрытий.

1980 год – продукция с Государственным Знаком качества достигает 31,4 % от общих объемов.

1986 год – пуск комплекса заводских очистных сооружений.

1986 год – строительство и пуск заготовительно-автоматного цеха.

24 ноября 192 года – Новосибирской регистрационной палатой зарегистрировано ОАО «Новосибирский инструментальный завод».

2002 год – сертификация заводской системы качества на соответствие международным стандартам ИСО 9001.

2003 год – успешное участие в национальной программе продвижения лучших российских товаров, услуг, технологий «Всероссийская марка (Ш тысячелетие). Знак качества XXI века».

0

9

Valer54 написал(а):

Заводская площадка на Трактовой обрастала землянками.

Землянки на территории новосибирского инструментального завода в котором жили рабочие. 1940-е годы.
http://s5.uploads.ru/t/WTh3a.jpg

Valer54 написал(а):

В 1962 году на заводе появляется новый корпус кузнечного цеха

Строительство кузнечного цеха инструментального завода. 1962г.

http://s4.uploads.ru/t/FPC65.jpg

+1

10

http://www.niz.ru/about/history

Есть работа для уважаемого alippa

0

11

http://pixs.ru/images/2020/02/13/003.jpg
http://pixs.ru/images/2020/02/13/004.jpg
http://pixs.ru/images/2020/02/13/005.jpg
http://pixs.ru/images/2020/02/13/006.jpg
http://pixs.ru/images/2020/02/13/007.jpg
http://pixs.ru/images/2020/02/13/0084716638dc16d519a.jpg
http://pixs.ru/images/2020/02/13/009.jpg
http://pixs.ru/images/2020/02/13/D5vnK-uWkAEwetq.jpg
http://pixs.ru/images/2020/02/13/D5vnqkPW0AAAcFh.jpg

http://images.vfl.ru/ii/1581598349/29e39e2a/29561715_m.jpg http://images.vfl.ru/ii/1581598350/6bda27ff/29561716_m.jpg

+3

12

Там на Большевистской еще вечерняя школа (ШРМ) была, тоже под этот завод заточена.

0


Вы здесь » НОВОСИБИРСК в фотозагадках. Краеведческий форум - история Новосибирска, его настоящее и будущее » Промышленная зона » Новосибирский инструментальный завод (ул. Большевистская, 177)